Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |
Следующее событие: 1900 г., 02 августа. Невозможное запоздание парохода.
1900 г., 23 июня. Авария парохода Мельниковой "Сибиряк" на Оби.

Об аварии другого парохода сообщает „Сиб. Жиз.". 23 июня, в 6 часов вечера, пароход Мельниковой „Сибиряк" в четырех верстах от пристани Усть-Чаус (на Оби) потерпел сильную аварию. Пассажиры, бывшие на этом пароходе, сообщают „газете" следующее: публика всех трех классов, ничего не подозревая, весело проводила время в разговорах и любовалась окрестными видами. Между тем солнце все более и более застилалось туманом, так что при отходе парохода с пристани Усть-Чаус оно совершенно скрылось. Изредка в юго-западном направлении зигзагами прорезывала туман молния. Вдали слышались удары грома... Словом. все предвещало грозу. Пассажиры, изнемогая от дневного зноя, с видимым удовольствием поговаривали о предстоящем дождике; в толпе крестьян, слышались толки о необходимости его для роста хлебов. Между тем поднялся небольшой ветер, который с минуты на минуту крепчал. Темнота довольно заметно усиливалась, что показывало быстрое приближение тучи, которую за туманом различить было невозможно. На поверхности Оби появились „белякн", вдали смешиваясь с очертаниями небольших белых облачков—предвестников бури; почти все окна в рубках классов были закрыты, и пассажиры поспешили уйти с верхней палубы, впрочем, два-три из них остались полюбоваться поразительным зрелищем, но не надолго, так как полил крупный дождь. Напор ветра становился сильнее. Заскрипели стенки парохода... Сделалось совершенно темно. Более робкие пассажиры выражали сетования, почему не остались на Усть-Чаусе переждать погоду. Затем в один миг все изменилось: вверху что-то с грохотом упало; пассажиры, мирно пред тем беседовавшие, в испуге повскакали со своих мест, матросы суетились, забегали,—задребезжали разбитые стекла в окнах рубки III класса: в образовавшиеся отверстия засвистали порывы ветра, сопровождаемые ливнем. Пассажиры заметно волновались, но смятение особенно усилилось, когда пароход наклонило на правый бок... Публика заметалась в разные стороны, ища выхода. — Вода хлынула в открытые окна кают II класса и в машинное отделение, из которого поспешно выбежала прислуга во главе с машинистом, последний успел сделать самое главное—выпустить пары во избежание взрыва... Из кают I и II классов появились с искаженными от ужаса лицами женщины и мужчины, — одним из них пришлось выбираться по воде, другие, вследствие напора воды в коридор, с трудом отворяют двери каюты... Вой ветра, скрип и треск парохода... громкие моления пассажиров— все это сливается в общий гул. Матросы теряют присутствие духа, снимают фуражки и крестятся... Теперь одно остается— молиться. „Погибаем", слышатся возгласы со всех сторон. Наклон парохода увеличивается настолько, что некоторые из пассажиров не могут устоять на ногах и хватаются за ближайшие предметы. К довершению ужаса вверху раздается новый грохот и моментально гаснет во всех лампочках электрическое освещение. Наступил момент, близкий к отчаянию. В это время раздается команда капитана: „Клонить на левый борт!" Поднимается усиленная беготня... Дрова, багаж, подушки, одеяла— все летит к левому борту. Чрез две - три минуты пароход принимает горизонтальное направление и садится на мель. Трюм его быстро наливается водой. Несмотря на сильные порывы ветра, корпус парохода уже не двигался, — что было большим утешением для пассажиров, которые стали испускать облегченные/ вздохи. — Опасность, по видимому, не вполне миновала; порывы ветра влетали в рубку III класса и снова вызывали опасения. Одни из пассажиров советуют дожидаться парохода, другие— немедленно садиться в лодку и переезжать на пустынный берег, так как нельзя поручиться за то, что не может налетать новый шквал, который окончательно уничтожит пароход. Нисколько матросов отправилось к пристани с телеграммой о происшествии. С ними село человека три-четыре из местных коммерсантов. Их присутствие в лодке вызвало со стороны оставшихся не мало острот. Пассажиры стали показываться на верхней палубе. Здесь все показывало следы разрушения: столы поломаны, тент пред рубкой капитана сорван, валяются остатки электрич. фонаря; брезенты, прикрывавшие верхнюю палубу, во многих местах порваны и болтаются. Пассажиры, успокоенные администрацией парохода, собираются группами и высказывают свои впечатления, способы предполагаемого каждым спасения в случае полного крушения. Наконец, появилась обратная лодка с известиями о скором прибытии парохода. Общее оживление усилилось. Часов в 10 вечера показался „Иван Колчин", который и снял пассажиров.


1900 г., 23 июня. Авария парохода Мельниковой "Сибиряк" на Оби 23 июня [1900 года], в 6 часов вечера, пароход Мельниковой „Сибиряк" в четырех верстах от пристани Усть-Чаус (на Оби) потерпел сильную аварию...

| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |