Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |
Предыдущее событие: 1869 г. Постройка первого в России парохода американского типа - Император Александр II.Следующее событие: 1869 г., 24 мая. Столкновение пароходов Царь и Наследник Цесаревич на Волге.
1869 г. Праздник Костромских пароходовладельцев.

Праздник Костромских пароходовладельцев


Ф.Нерехтский, "Костромские губернские ведомости", №6, 1869 г. Источник: сайт завода имени Красина в Костроме

Богатая историческими событиями Кострома, занимая почетное место на страницах русской истории, не отличалась, однако ж, благосостоянием своих обитателей.

Между тем ее положение на одном из величайших, можно сказать, в мире торговом пути, богатство лесов в окрестностях и усиленное возделывание земли в прилежащих уездах могли служить неиссякаемыми источниками для торговли в обширных размерах.

Невзирая, однако ж, на это, торговая и промышленная деятельность Костромы до последней половины настоящего столетия была самая незавидная. Фабричная промышленность, начинавшая было процветать со времен Петра Великого, в конце XVIII столетия упала, и знаменитые костромские полотняные фабрики существовали налицо только в географии Арсеньева, а на деле стояли развалины зданий, обращенные впоследствии в казармы.

По общему отзыву тогдашних костромичей, эта бедность и упадок промышленности происходили от близости к Костроме величайших торговых рынков России: Рыбинска и Нижнего, а также богатого Ярославля, в котором купечество имело большие капиталы и вело торговлю в огромных размерах; но последствия не оправдали этих отзывов, а оказалось, что Кострома спала летаргическим сном от недостатка деятелей.

Первый, кто разгадал эту печальную истину и дал толчок спавшей промышленности Костромы, был полковник Дмитрий Павлович Шипов, устроивший в 1851 году в Костроме чугунно-литейный механический завод…

Вскоре после открытия завода Кострома, наполовину уничтоженная ужасным пожаром 1847 года, стала возникать, как Феникс, из пепла и в лучшем виде. Оживленная торговля нашла новых деятелей и промышленников; местные купцы стали развивать свои операции по всем отраслям торговли в больших и больших размерах; умершие полотняные фабрики возникли в огромнейших размерах под именем льнопрядильных - и вскоре около завода Шиповых образовался новый фабричный город с несколькими тысячами жителей, самое же производство фабрик разрослось быстро от тысяч до миллионов.

Между тем как благосостояние Костромы возрастало при содействии к тому деятелей-капиталистов, в одном из переулков города, в скором деревянном домике, думал крепкую думу купец Иван Федорович Чернов. Занимаясь более 20 лет судопромышленностью, Чернов приобрел 4 расшивы* (* - плоскодонное парусное судно, с острыми носом и кормой), 4 тихвинки** (** - небольшое деревянное несамоходное грузовое судно, предназначенное для перевозок по реке) и до 6000 руб. капитала и с этими-то ничтожными средствами надумал и решился в 1854 году устроить пароход для буксирования кладей.

Надобно сказать, что до этого времени существовало уже на Волге несколько пароходов, но предприятие это было совершенно новое и при том находилось в руках компаний Волгской, Волгско-Камской, "Кавказ и Меркурий", затративших на это огромные капиталы, а Чернов в 1854 г. начал строить свой пароход с 6000 руб.

Под руководством неизвестного и едва ли не доморощенного механика делалась в домашней кузнице машина, а деревянный корпус строился на берегу Волги. Само собой разумеется, что 6000 руб. у Чернова скоро вышли, он продал свои 4 расшивы и тихвинки, но, что получил за них, и того скоро не стало, пришлось занимать у добрых людей, и, наконец, кое-как в 1856 году пароход спущен на воду и окрещен именем родного города "Кострома".

Пароход и три небольшие баржи стоили Чернову до 30000 руб., из которых более чем треть была взята у других с обещанием уплатить в первую навигацию; но машина доморощенного механика действовала плохо, на первом же рейсе оказались неисправности и поломки, и Чернов был вынужден поставить свой пароход в реку Кострому.

Горько и жутко приходилось трудолюбивому и предприимчивому купцу: пароход требовал капитальных исправлений в машине, но денег у Чернова ни гроша, кредит был потерян, над неудачей его смеялись как над предприятием бесполезным.

В это критическое для Чернова время прибыл в Кострому полковник Дмитрий Павлович Шипов. Увидев из окон своего дома несчастный пароход Чернова и услышав от многих о честности и предприимчивости этого купца, Дмитрий Павлович из любопытства посетил пароход "Кострому". Чернова на пароходе не было, но существовавший хаос в машинном отделении и глубокое уныние служащих ясно доказывали положение, в котором находился пароход. Движимый чувством сострадания, полковник Шипов просил передать Чернову, что он много слышал о нем хорошего, что ему жаль этого гражданина и что он готов, чем только можно, помочь ему.

Само собой разумеется, что Чернов не замедлил явиться к полковнику Шипову, и тот предложил ему переделать машину с тем, чтоб следующие за исправление деньги 5000 руб. были уплачены тогда, когда Чернов будет в состоянии их заплатить.

Вследствие этого "Кострому" подвели к самому заводу Шипова, и всю зиму производилось исправление. Насколько оно было хорошо и полезно, можно судить по тому, что в навигацию 1857 года пароход заработал чистой прибыли до 14000 руб., а навигация 1858 года дала такие результаты, что Чернов заказал на заводе новую машину в 60 сил для парохода "Иван Сусанин", в платеже за которую денег ему даны были значительные рассрочки.

В 1861 году Дмитрий Павлович Шипов предложил Чернову купить только что спущенный на воду 80-сильный железный пароход "Новый" с усовершенствованною машиной по методу директора К.П.Цыганова; пароход этот стоил 61610 руб., но платеж за него назначен был с рассрочкою. С такими льготами, имея три парохода, Чернов стал уже на твердую почву, а на сколько простиралась его деятельность и энергия в развитии своего промысла, можно судить по следующим данным: в 1863 году у него был уже четвертый 100-сильный пароход "Доброжелатель", а в 1866 г. из доков Шиповского завода вышел 170-сильный пароход "Слуга покорный", буксирующий по 250000 пудов в 6-ти баржах. Таким образом, у Чернова в настоящее время четыре парохода и 32 баржи, да у среднего сына его Федора 120-сильный пароход и 6 барж, всего на сумму до 500000 руб.

Путь, проложенный Черновым, не остался бесследным. По настоящее время с завода выпущено до 60 пароходов и, наконец, к навигации 1869 года приготовляется шесть 120-сильных пароходов купцов: Чернова, Колодезникова, Шутова, Аристова, Сорокина и Дегтярева.

Здесь опять нужно сказать, что многие могли начать свое предприятие единственно при помощи того кредита, который открыл им завод.

Могли ли эти пароходовладельцы при таком содействии со стороны г. Шипова к развитию их промысла и благосостояния быть непризнательными и тем более, что полученные с завода машины превзошли всякое ожидание и дали всем возможность не только уплатить долги, но и обеспечить их в будущем?

В ноябре 1868 года по общему единодушному согласию всех костромских пароходовладельцев отправлен был в С.-Петербург к Дмитрию Павловичу Шипову адрес следующего содержания:

"Милостивый государь Дмитрий Павлович! Значительное увеличение судоходства по Волге в пятидесятых годах и вместе с тем медленное и затруднительное доставление грузов посредством бурлаков и конных машин побудило многих отправителей кладей обратиться к пароходству. Но в то время пароходы можно было приобретать только за границей и притом не иначе, как ха наличные деньги, что составляло для многих из нас преграду всему предприятию по невозможности заплатить всех денег вдруг. Устроенный в Костроме механический завод вам и благая мысль ваша исполнить наши заказы с рассрочкою в платеже дали и нам возможность иметь свои пароходы и принять участие в той выгодной деятельности, которая без вашего завода и вашего к нам доверия была бы для нас немыслима. Зная достоинство устраиваемых на вашем заводе пароходов, мы, конечно, надеялись возвратить через некоторое время затраченные нами капиталы, но превосходное выполнение заказанных у вас пароходов превзошло все наши ожидания, пароходы наши буксируют по Волге против течения 80-сильные по 100000 пуд, 100-сильные по 150000 пуд, 120-сильные по 170000 пуд, а 170-сильные до 250000 пуд в пяти или шести баржах, а мы можем теперь покрыть наши затраты гораздо ранее, нежели мы думали.

Сознавая вполне всю важность для нас в приобретении пароходов с вашего завода, мы считаем своим долгом выразить вам единодушно чувства нашей глубокой признательности: как за ваше к нам доверие, так и за полезное основание механического завода внутри России, послужившего своими успехами на пользу отечественной промышленности.

Пора перестать нам менять наше золото на иностранный чугун и железо. Да здравствуете Вы со всеми вам близкими! Да процветает на пользу и славу отчества ваш механический завод!

Вместе с тем справедливость требует выразить нашу признательность и главному инженеру-механику вашего завода Клавдию Петровичу Цыганову, по проектам и под непосредственным наблюдением которого выстроены заказанные нами пароходы, могущие по своей прочности, ходу и умеренности в расходе горючего материала считаться по всей справедливости лучшими пароходами по Волге.

В знак выражения нашей благодарности Клавдию Петровичу Цыганову мы покорнейше просим Вас передать ему при сем прилагаемый кубок, который пусть будет служить знаком того, что русский человек готов ценить и уважать знание и труд, доказанные полезною для общества деятельностью, и покорнейше просим вас это выражение нашей искренней душевной благодарности довести до всеобщего сведения путем гласности".

Адрес подписали пароходовладельцы: костромской купец Иван Федорович Чернов, костромской купец Петр Александрович Зузин, пучежский купец Николай Петрович Орлов, симбирский купец Павел Михайлович Куперин, балахнинский купец Флегонт Яковлевич Волков, семеновский купец Осип Федорович Дегтярев, семеновский купец Николай Михайлович Лапшин, братья Колотушкины, плесский купец Василий Королев, купец Алексей Поленов и костромские купцы Шутов и Аристов.

Посланный при адресе кубок директор завода Клавдий Петрович Цыганов получил в Рождественский праздник и 2 января сего года, пригласив к себе на обед всех костромских пароходовладельцев, благодарил их за оказанную ему честь, а 9 января в 2 часа пополудни все пароходовладельцы собрались в доме купца Чернова, куда приглашены были Клавдий Петрович Цыганов с его сотрудниками, служащими на его заводе механиками и мастерами, а также почетные лица из городского сословия и пароходовладельцы, не участвовавшие в поднесении адреса.

Я не буду распространяться о гастрономическом достоинстве обеда и аршинных стерлядях, всего было вдосталь и на славу. В отделанном со вкусом зале сидело за столом более 45 человек; рядом с залою, в отдельной комнате, играл лучший в Костроме оркестр. Заискрилось шампанское, маститый старец Чернов встал со своего места и как бы мановением волшебного жезла с ним все гости. "Здоровье батюшки Царя, - воскликнул Чернов, - многия лета Государю Освободителю!". И троекратное восторженное "Ура!" покрыло слова старца. На улице слышны были рукоплескания собравшегося посмотреть на праздник народа, в нижнем этаже дома гремело "Ура!" матросов и служащих.

Когда осушенные до дна бокалы были наполнены вновь, старший сын хозяина дома, Василий Иванович Чернов, обратясь к г. Цыганову, произнес:

"Милостивый государь Клавдий Петрович! 2-го числа января вы изволили почтить нас приглашением к себе откушать хлеба-соли и благодарили нас за поднесение вас нашей признательности.

Сегодняшний день мы, пароходовладельцы, снова собрались здесь, и вы с вашими сотрудниками удостоили нас своим присутствием.

Позвольте же снова в присутствии почтенных представителей нашего городского общества высказать вам нашу глубокую признательность за ваши труды по устройству пароходов наших.

Примите эту благодарность в знак того, что русские люди готовы ценить и уважать знание и труд, доказанные полезною для общества деятельностью, и будьте уверены, что эти чувства самые искренние и пребудут навсегда не только в нас, но и в нашем потомстве. Ваше здоровье, Клавдий Петрович!".

Тост был выпит с громким единодушным "Ура!".

Затем Клавдий Петрович Цыганов, поблагодаривши пароходовладельцев за оказанную ему честь, объявил, что Дмитрий Павлович Шипов в чувствах искренней благодарности к лицам, почтившим его адресом, прислал ему несколько своих фотографических портретов для передачи их гг. пароходовладельцам как искренний душевный поклон и приветствие в наступившем Новом годе, и что он признал за лучшее предложить и вручить эти портреты именно в настоящую минуту.

Портреты были разобраны с восторгом, и предложенный самим стариком Черновым тост за здоровье Дмитрия Павловича Шипова был осушен до дна.

За четвертым бокалом шампанского Василий Иванович Чернов обратился к служащим на заводе мастерам и механикам с следующей речью: "Благодарим и вас, гг. сотрудники Клавдия Петровича, за все ваши труды, понесенные вместе с почтенным директором вашим дл нашего благосостояния, надеемся, что вы и на будущее не оставите нас вашим вниманием и полезною деятельностью. За здоровье сотрудников Клавдия Петровича Цыганова!". И громкое "Ура!" с поднятыми вверх бокалами огласило станы зала.

Затем предложены были тосты за здоровье почтенных представителей общества - прежнего городского главы Андрея Андреевича Акатова и вновь выбранного Ивана Васильевича Стоюнина; почтенных гостей - супруги директора Цыганова Елизаветы Федоровны Цыгановой, обоих супругов вместе, за здоровье участвовавших в адресе и устройстве праздника пароходовладетелей, детей хозяина и всех гостей.

Очевидец этого праздника, я не старался, однако ж, в описании его курить ладаном кому бы то ни было. Все, что сказано мной относительно участвовавших лиц, есть сущая правда, и в этом, надеюсь, согласится со мной каждый костромич.


1869 г. Праздник Костромских пароходовладельцев Богатая историческими событиями Кострома, занимая почетное место на страницах русской истории, не отличалась, однако ж, благосостоянием своих обитателей...

| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |