Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |
Волга

Волга, в древности Ра, самая большая река в Европе. Проходя по восточной полосе нашего государства на протяжении 3500 верст, прорезывает 9 губерний. Она зарождается в болотах Тверской губернии, Осташковского уезда и пробирается крошечным ручейком, не дающим ни малейшего повода подозревать о ее последующей громадности. Пройдя озеро Волго, она соединяется с речкой Селижаровкой и достигает ширины 20 саж. У г. Твери ширина доходит до 100 саж., а у Нижнего, где оканчивается верхнее течение Волги и начинается ее среднее течение и где она принимает в себя р. Оку, ширина реки доходит до 330 саж. Впадение под Казанью р. Камы не производит заметного влияния на ее уширение, равно как и р. Суры у Василь- Сурска. В пределах Саратовской губ. ширина ее от 850 саж. доходит до 2130 саж., а в Астраханской в пределах нижнего течения, начинающаяся от г. Царицына, ширина ее меняется между 320 и 850 саженями.
Волга, в пределах верхнего своего течения мелководна, особливо между Тверью и Рыбинском, почему суда приходящие к последнему, перегружают свои товары на мелкосидящие небольших размеров суда. Когда глубина в этой части реки очень мала, тогда для возвышения ее уровня, из вышневолоцких водохранилищ выпускают известное, указанное опытом количество воды, несколько облегчающее судоходство, конечно не на долгое время. К такой мере прибегают конечно в крайних случаях, в летние жары и засухи, ибо весной, до спада вод и осенью при обилии дождей, горизонт Волжских вод доступен для безостановочного судоходства. В среднем течении средняя глубина реки от 12 и до 29 футов, а ниже глубина ее доходит иногда и до 70 футов. На всем протяжении Волги встречается множество мелей (перекатов), более или менее затрудняющих судоходство тем еще более, что с каждым весенним разливом положение их меняется, что зависит от множества песку несомого течением ее вод и осаждающегося при малейшем каком либо препятствия на пути. Достаточно небольшого кряжа, бревна, а тем более приткнувшегося к мели судна, чтобы образовался более или менее значительный нанос. Таким наносам много способствует слабое течение реки, зависящее в свою очередь от небольшой разности уровней между устьем и истоком, возвышенном не более 600 фут на 3500 верст или с небольшим 2 дюйма да версту. У Царицына Волга выделяет из себя рукав Ахтубу, идущий параллельно ей до устья и соединенный с нею множеством небольших протоков, образующих болееили менее значительной величины острова.
Берега Волги, как и всех наших рек, по правой стороне возвышены и даже гористы, с левой же, за некоторыми исключениями низменны, изобилуют в иных местах прекрасными поемными лугами, почему левый берег известен под общим названием лугового. Левый берег особенно высок между Ярославлем и Кинешмой, а около Костромы даже крут. Правый берег почти весь горист, исключений весьма немного. Высота его достигает до 280 фут. над уровнем и представляет собою более или менее красивые виды, из них особенно замечательны по красоте пейзажа виды: Нижнего-Новгорода, Ярославля, горы большой и малый Услон около Казани, Соколова гора около Саратова, а наибольшею прелестью самых разнообразных видов отличаются так называемые Жигулевские горы между Симбирском и Самарой. Эту местность в 70 верст длины можно сравнить с берегами Рейна, которой она не уступит по своим красотам. На Рейне путешественника завлекают развалины древних замков и переносят его к эпохе буйного и жестокого феодализма, за то наши Жигули поражают зрителя дикостью природы, остающейся в первобытной своей прелести, заросшей лесом, прорезанной лощинами, изрытой пещерами с местными легендами о их пустынножителях с фантастическими рассказами о Стеньке Разине, летавшем но преданиям на ковре-самолете и разбоями понизовской вольницы, грабившей торговые караваны безнаказанно. Струги (суда), на которых плавали и грабили неугомонные, не признававшие ни чьей власти разбойники и до сего времени воспеваются в песнях Саратовцев, и Астраханцев и долгое время между неразвитыми побережцами этих губерний будет жить еще поверье о живучести Стеньки, летающем по их убеждениям и теперь еще по ночам на своем ковре, а бугры в Жигулях или по просту становища этого замечательного   в свое время разбойничьего атамана, много способствуют к сохранению этих преданий.
С приближением к Астрахани, оба берега понижаются и в высокие весенние воды, затопляют их верст на 15—20. В это время, эта местность походит на огромное озеро, из которого кое-где виднеются острова и верхушки затопленных дерев.
Судоходство по Волге также велико как и сама река. Принимая в себя Оку, омывающую берега 8 губерний на протяжении 1400 верст и Каму длиною в 1500 вер., проходящую чрез 4 губернии, она служит средоточием разнородных богатств нашего государства в виде ископаемых, земледельческих и животных предметов, собираемых на обширных площадях 21 губернии и свозимых по преимуществу в Петербург, Балтийский порт, Ревель, Астрахань, а также на Дон чрез перевал между Царицыным и Калачем. Отсюда становится понятным то громадное судоходное движение, которое встречается на Волге вверх и вниз ее течения. Оно всегда было велико, но в последнее время, с усилением разработки наших нефтяных источников на Каспийском море и разведением хлопка в Туркестанском крае, потребность в судоходстве еще более усилилась и появились нового типа суда специально для этого строящиеся.
Суда перевозящие по Волге грузы весьма различны и также, как и на других больших реках, выходят из тех местностей, где растут леса и следовательно где судостроение дешевле; их можно подразделить: во 1-х на паровые, парусные и гребные; во 2-х на суда плавающие от Астрахани только до Рыбинска и суда плавающие выше и в 3-х на суда строящиеся для постоянной перевозки грузов и на один только сплав.
По времени, судоходство следует разделить на судоходство до введения пароходов и после введения. Появление их значительно изменило судостроение и вывело из употребления некоторые суда, изменив в тоже время и способы их передвижения. Так:
Коренные, кладные или в общем названии росшивы вывелись почти совсем из употребления; однако до появления пароходов и барж — это  были  употребительнейшие грузовые суда ходившие вниз и вверх по Волге с грузами между Нижним-Новгородом и Астраханью. Они способны были поднимать от 2000 до 45000 пудов грузу; строились прочно на несколько лет, имели палубы. Величина их в длину достигала до 175 фут. а в ширину до 40 ф., высота от киля до палубы доходила до 9 ф., а в грузу сидели от 4 до 6 фут. Строились по Оке, Волге и Каме. Способ передвижения был или парусом или тягой людьми и лошадьми. Одна мачта однодеревка возвышалась несколько ближе к носу, поддерживалась с боков и спереди вантами и штагами и носила один и два паруса: нижний был огромный а верхний, (балун) прикидывался в тихие ветры.
Расшивы украшались резьбой и живописью. Тут, еще в шестидесятых годах, можно было встретить на них и глаза и русалок и сирен и рыб с загнутыми хвостами как у маленьких собачек, в существе своем не похожих ни на осетра, ни на камбалу, ни на селедку, словом игра воображения доморощенного художника давала полный простор своей кисти и помещала по бортам и на корме все, что приходило в голову. Такие и подобные произведения деревенских художников, можно подчас встретить и теперь еще, на разных судах и барках с расписными оконцами в каютах лоцмана, водолива и другого высшего персонала речных судов.
Расшива под парусом была очень красива и доставляла приятное дополнение к Волжскому пейзажу, особливо, когда десяток этих речных кораблей, гонимые попутьем, несут свои громадные паруса, обгоняя друг друга. Искусные и дюжиe лоцмана с окладистыми бородами и красные рубахи раздуваемые ветром составляли непременную принадлежность речного флота и представляли приятную для глаза пестроту. Но как красивы были они под парусами, так тяжело и грустно было смотреть на судно, еле двигающееся против течения и особливо против ветра силой людей запряженных в лямки и изнемогающих под бременем этой нечеловеческой работы. Но об этом после, несколько ниже. Теперь способ такого плачевного передвижения почти уже исчез или по крайней мере значительно сократился.
Прилагаемый рисунок кладной (ф. 108), может дать читателю понятие о бывших громадных судах и теперь еще существующих под разными наименованиями по Волге и очень схожих по внешности или по крайней мере по парусности.
Баржи заменили ныне кладные и если не совершенно еще изгнали из употребления, то не далеко дожидаться того времени, когда этот новый тип грузовых судов, окончательно будет господствовать там, где будет развиваться пароходное, буксирное движение.
Баржи строятся в различных местах и преимущественно на средней Волге, выше Камы в Салогузове, Городце, Балахне, у Нижнего и в самом Нижнем. Также на Оке, Cypе и отчасти по Каме. Строящиеся в последних реках размерами не велики и постройки не прочной; лучшие из них Волжские. Длина баржи от 30 до 47 и даже 50 сажень, а ширина от 4½ до 5 и более саж., высота трюма 17—22 четверти. Носовая и кормовая части довольно острые, дно совершенно плоское, что дает возможность поднимать грузу от 30—100000 пудов и углубляться при этом на 12, 13 и даже более четвертей с дифферентом на нос. Киля у барж нет. Руль навесный с огромным досчатым полотном основанным на 2—3 вертикальных деревьях (сапоги), на которые надет румпель (губа). Палуба с 3—4 люками покрывает всю баржу.
Система постройки барж очень сходна с постройкой обыкновенных барок, только прочнейшей стройки; основу для днища составляют 2 и 3 вершковой толщины доски укладываемые продольно; поперек их кладут копани, с накурками, т. е. такими же приставными корнями составляющими вертикальный футокс с другой стороны бревна; они составляют шпангоуты и если нужно наставляются. На копани нарубают несколько кильсонов; на средний ставят штевни (пыжи). Затем набор обшивается досками с баргоутами. Верхи (головы) шпангоутов связываются брусьями во всю длину (планцырь). Поперек кладутся бимсы, поддерживаемые по средине пиллерсами (стойками). На бимсы настилается палуба. Внутри баржа обшивается досками; с боков, обшивка устраивается откидною на петлях, а по дну разборная (слань), что делается с целью для просушки внутренности после ее выгрузки. Внутреннее крепление баржи составляют: внутренние дугообразные пояса, крестообразные ридерсы и воротные пояса служащие для придачи бортам более крепости. Иногда кладут внутренний бархоут, для того, чтобы еще более предохранить судно от погиби, а под бимсы укрепляют подтелины—тоже продольные брусья. Скрепление делают железное; только днище связано с копанями нагилями; днище и обшивку конопатят и смолят. Не смотря на такую тщательную по видимому связь набора с обшивкой, баржи нередко получают погибь от неравномерной нагрузки и начинают течь. На баржах ставят мачты однодеревки и поднимают рейковый (райна) прямоугольный парус, употребляемый только при попутьях. Суда окрашиваются различно каждым хозяином, для отличая от других. Срок службы баржам определяется 10 - 11 лет. Их строят обыкновенно под открытым небом, на клетках и дожидаются весенних разливов, снимающих с них баржу без труда. Баржи на Волге и притоках пробовали строить железные, но бросили, так как при мелях и  карчах   они   нередко пробивались и пробоины в железе трудно было заделывать. Цена большой баржи доходит до 7000 и даже до 10000 рублей.
Из этого описания, читателю легко придти к заключению, что баржа есть улучшенный тип расшив, кладных и коренных судов.
Баржи вообще буксируются пароходами и потому выше Рыбинска, где буксирного пароходства нет—там их не встречается.
Кроме барж, по Волге ходят барки различных видов, известные под названием мокшан (строятся на р. Мокше), енотаевок, бархотов, полубархотов, каюков, судов посудных, белян, насадов, коломенок, межеумок и т. п. За тем, по Волге встречаются во множестве лесные гонки и плоты.
Как тип барки встречающейся на Волге, здесь прилагается рисунок бархота (ф. 109), длина ее 55 ф., ширина 12½ ф., высота от днища до крыши 8 фут, из них в воде сидит 5 фут.
Из вышеприведенного перечня барок и судов беляны есть самые большие, oни способны поднять грузу от 100 до 145000 пудов, а величиной достигают 100—200 фут в длину; их строят на р. Ветлуге. Для управления такими махинами потребно от 15 до 36 человек. На них сплавляют преимущественно пиленые доски, брусья и во­обще лесные поделочные материалы,
Выше Рыбинска суда, как уже сказано меньших размеров и более легкой конструкции, известны под названием волжских унжаков.
По Мариинской системе от устья Шексны и до Петербурга плавают барки, полубарки: белозерские, ковжанские, форменки, тихвинки разных видов, лодки и полулодки: мологские, свирские, плашкоуты, шекснинские унжаки, коломенки приходящие во множестве с Камы, Чусовой и Белой и проч. В конструкции этих судов почти нет различия; есть только несколько своеобразностей во внешности, составляющих особенности усвоенные теми местами где они строятся. О постройке же речных судов можно составить себе верное понятие по тем описаниям, которые приведены выше.
Некоторый из упомянутых судов и именно сплавные, как беляны, мокшаны, бархоты, барки, коломенки, по прибытии на место назначения, сдают груз и уже не возвращаются, а продаются на постройки и дрова. Другие же, известные под названием ходовых, как напр. межеумки, везут в Астрахань хлеб, железо, а вывозят соль. Каюки, весьма схожие по конструкции с каюками северо-двинскими. везут туда же хлеб, лубок, железо, смолу, пеньку, рогожу и проч., а вывозят соленую и вяленую рыбу и проч.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |