Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

II.

Впереди, на возвышенности левого берега Невы, видна жиденькая группа почти засохших сосен, окружённых невысокою оградою. Под соснами темнеет силуэт памятника.
Турист, вызвавший товарищей на палубу, уже стоит у борта и вглядывается вдаль.
— Набросали что ни будь? — спросили его товарищи.
— Только альбом понапрасну вымочил, — засмеялся он, махнув рукою. — Вот, господа, и Красные Сосны. Станьте рядком и внемлите благоговейно глаголу музы: когда Пётр после взятия Шлиссельбурга направился в следующем году к Ниеншанцу, он остановился здесь лагерем на ночлег; здесь, как красноречиво выразился кто-то, была проведена последняя ночь старой Руси. Всё место было покрыто густым сосновым лесом. Говорят, что царская палатка была разбита под этими соснами; другие же утверждают, будто сосны эти посажены солдатами по приказанию самого Петра.
— Что-то не верится, — заметил один из слушателей: — чтобы Пётр, шедший на такое дело, как взятие крепости у шведов, мог заниматься посадкой деревьев, в лесу, на реке, которая ещё далеко не была упрочена за ним.
— Пожалуй, вы правы, и древность сосен подтверждается ещё другим сказанием, которое едва ли могло возникнуть в прошлом столетии; оно у меня записано.
Он порылся в кармане и вынул записную книжку.
— Сказание это относится к концу XVI века. Во время шведской войны, в последние годы царствования Грозного, шведский полководец Делагарди явился с войском близь берегов Невы. Делагарди был колдун и с помощью чар мог делать что ему угодно. В то время на этом месте был непроходимый лес, но он без труда провёл своих солдат через трущобу и расположился на отдых под Красными Соснами, не подозревая. что местные колдуны давно уже следят за ним. Не знал он также, что самая большая сосна, под которою он расположился на ночлег, была испокон веков зачарована. Ночью он проснулся от страшной, давившей его тяжести. Оказалось, что на шее у него за ночь выросла огромная сосна. Делагарди призвал на помощь всю свою силу и кое-как с помощью заклинаний успел освободиться от дерева, но эта выходка русских колдунов так напугала его, что на другое же утро он спешно покинул Невские берега.
— Исполать русским колдунам, — засмеялись слушатели: — впрочем корелы издавна славились своим ведовством. Не найдётся ли у вас ещё какой легенды в записной книжке?
Рассказчик заглянул в свою книжку.
— Говорят ещё, — прочёл он: — что в языческие времена на этом месте росла священная роща, и окрестная вод собиралась сюда приносить жертвы богам и решать свои споры на суде старшин. Прибавляют, что впоследствии здесь будто бы существовала некоторое время христианская церковь. Вот и всё, а других легенд не знаю.
— Есть и ещё одна, — заметил я, подходя к молодым людям: — и если вы, господа, как я вижу, интересуетесь легендами, то, быть может, прослушаете и эту, хотя предупреждаю заранее, что она едва ли достовернее предания о Делагарди. Я слышал ее ещё в детстве. Во время осады Шлиссельбурга, Пётр приехал на это место и, заметив высокие сосны, с вершины которых была видна крепость, устроил на них небольшую палатку, куда поднимался ежедневно, с целью следить издали за действиями неприятеля. Но шведы скоро рассмотрели палатку на вершине деревьев, а затем узнали и самого царя. В следующую же ночь с крепостной стены было направлено на эти сосны орудие, и неприятель ожидал только момента, когда Пётр поднимется на свой обсервационный пункт. Между тем какой-то русский солдатик заметил, что на стене в крепости творится что-то недоброе; разглядел он, в какую сторону направлена пушка, и, зная неустрашимость Петра, решился действовать втихомолку. Ночью он устроил свой мундир на подобие царского и рано поутру, когда государь ещё почивал, смело появился на вершине сосен. Грянула пушка, и солдатик был убит наповал. Проснувшись, Пётр с удивлением узнал об угрожавшей ему опасности. Такова легенда, но, как уже сказано, за достоверность её поручиться трудно.
— Не известно ли вам, кем поставлен этот памятник под соснами? — обратился ко мне турист с записною книжкою.
— По этому поводу тоже могу кое-что вам сообщить. Я нашёл эти сведения, перелистывая «Иллюстрацию» сороковых годов, где помещён и рисунок памятника, не задолго перед тем открытого.
— Значить, теперь от легенд переходим к так называемым «истинным происшествиям»?
— Совершенно справедливо. Здесь также приходится начинать с Петра. В числе поселенцев, переведённых им из Белозерска в Шлиссельбургский уезд, находилось семейство Спиридоновых. Люди они были способные. Один из них служил даже в качестве дворцового печника. Сын его, Кирилл, столяр по ремеслу, был в то же время каменотёсом, печником, штукатуром, маляром, позолотчиком, полотёром и, наконец, садовником. В силу таких разнообразных способностей, ему неоднократно приходилось исполнять всевозможные работы при постройке новых дворцов. По, помимо своей даровитости, Спиридонов обладал и русскою широкою натурой. Будучи родом из села Путилова и хорошо знакомый с местностью Красных Сосен и связанным с нею преданием, этот мужичек задумал навсегда утвердить здесь память о Петре и соорудить на свой счёт приличный памятник. Ему не пришлось осуществить при жизни своего намерения, но старик принял меры, чтоб оно, всё таки, исполнилось хотя и после его смерти. Подозвав к своей постели старшего из четырёх сыновей, умирающий завещал ему непременно поставить под Красными Соснами памятник государю Петру I, обещая за это благословение Божие. Он умер. Старшие сыновья его, Николай и Михайло, сами ремеслом каменотёсы, долго думали, как приняться за дело, и наконец решились обратиться к правительству о разрешении на постановку памятника. На их просьбу вскоре последовало высочайшее соизволение, и братья немедленно приступили к работам по утверждённому рисунку. Младшие братья, Афанасий и Никита, в свою очередь, обнесли всю площадку сосен каменною оградою, проложили тротуар через проходящую мимо сосен Архангельскую дорогу и устроили спуск к Неве из 70 ступеней. Таким образом, мечта покойного Кирилла Спиридонова осуществилась. Судя по рисунку в «Иллюстрации», общий вид памятника с оградою и широкою каменною лестницей, окружённою густым сосновым лесом, был очень красив.
— А теперь, — подхватил один из слушателей, указывая на удалявшиеся сосны: — грустно и глядеть на все это. Вместо соснового бора — жалкий кустарник; сосны высохли, лестница развалилась, ограда и самый памятник сильно обветшали и нуждаются в ремонте, а кто произведёт его, кто поддержит эти разрушающиеся остатки?
— Верно, придётся подождать, не явится ли опять какой ни будь добрый мужичок, — заметил другой.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |