Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

V.

К утру погода разгулялась, и мы направились к Преображенской горе. Прошли по знакомому уже мосту к собору, затем мимо вала по берегу, и перед нами снова развернулся Екатерининский остров с мануфактурою.

При Петре на этом месте был построен дворец на случай его приездов. Говорят, что некоторое время здесь жила и Екатерина I. В нем же останавливалась и Екатерина II, когда приезжала в 1765 году в Шлиссельбурга для осмотра канала. В то время на острове уже существовала фабрика. За два года перед тем иностранцы Сирициус и Лиман просили у императрицы это место для устройства ситцевой мануфактуры. Государыня отвела им остров, с условием хранить находившийся на нем Петровский дворец; на устройство же мануфактуры им было пожаловано займообразно 30.000 рублей. Фирма владела фабрикою около 50 лет, но дела шли не важно, и в 1814 году все заведение было продано купцу Веберу. Вебер сначала повел дело на широкую ногу, но кончил тем, что разорился. Фабрика еще раз переменила владельца, и опять неудачно. Наконец уже в 1830 году ее, по предложению графа Канкрина, купил известный в то время Битепаж за 200.000 рублей ассигнациями; под его управлением дела пошли хорошо, и ситцы Шлиссельбургской мануфактуры получили широкую известность. Теперь фабрика находится в руках англичан. В доме главного управляющая устроено несколько парадных комнат, на случай приезда высочайших особ; Петровский же дворец, за ветхостью, давно уже сломан с дозволения правительства.
Миновав второе устье Петровского канала, выходящее к острову, мы обогнули фабрику по набережной Черной речки, которая отделяет остров от берега и у подножия Преображенской горы изливается в Неву.

Пока мои спутники фотографировали устье Черной речки, нас окружили любопытные, слонявшиеся от нечего делать по берегу; один из них вызвался проводить нас на преображенское кладбище и указать могилу «раскольника» Шилова.

Шилов может считаться одним из самых деятельных членов скопческой секты. В 1775 году над скопцами было наряжено следствие. Пойманный в Туле, Шилов был доставлен в Тамбов, где вместе с другими скопцами-совратителями был бит батогами и сослан в Ригу, в Динамюндскую крепость. Но в крепости их содержали слабо, отпускали в город, и в немецкой Риге Шилов успел завести свои радения и найти прозелитов среди солдат Нотенбургского полка и др.

С воцарением императора Павла I у скопцов появились какие-то очень определенные надежды; дело в том, что Селиванов, находившийся в это время в Сибири, почти с самого начала своей пропаганды выдавал себя за государя Петра III, будто бы спасшегося от преследовавшей его супруги, и большинство скопцов были твердо убеждены в его царственном происхождения. По вступлении на престол нового императора, петербургские скопцы так энергично повели дело, что обратили на себя внимание двора, и в декабре 1796 года Шилов с другим скопцом Поповым были привезены из Риги в Петербург и представлены государю, который долго говорил с ними, а затем переданы петербургскому военному губернатору Архарову. 27-го января 1797 года и сам Селиванов был привезен во дворец, но после разговора с государем в тот же день под именем «неизвестного» отправлен в дом сумасшедших при Обуховской больнице. Через два дня и Шилов, вместе с поднявшими тревогу скопцами, был отправлен в Шлиссельбургскую крепость. Говорят, будто бы в 1799 году императором Павлом был послан указ об его освобождении, но узник не дождался указа и умер в то время, как посланный явился в крепость. Утверждают также, что Шилов был первым узником, тело которого разрешили похоронить вне крепостных стен.

Сначала его схоронили внизу под горою, у Невы, но могилу размывало водою, вследствие чего было исходатайствовано позволение перенести гроб на гору. Могила находится теперь на красивом пригорке, посреди соснового леса, покрывающего всю вершину Преображенской горы. Говорят, что на прежнем месте под памятником была порядочная яма, прокопанная руками являвшихся сюда на поклонение сектантов. Они будто бы опускали туда разную гущу для освящения и брали из могилы песочек, обладавший, по их верованию, целебною силой. Теперь этого уже ничего нет. Прежний маленький памятник, в виде гробницы, помещен на непропорционально большим пьедестале. Все окружено новой деревянною решеткой и содержится в большом порядке.

Мы обошли памятник кругом. На гробнице вверху следующие надписи: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Под сим памятником погребено тело раба Божия Александра Ивановича Шилова»; на другой стороне: «предате дух свой в руце Божии в 1799 году, генваря 6-го дня по полуночи в 2 часа. Жития его было 87 лет. Уроженец Тульской губернии, села Маслова». С третьей, узкой, стороны изображен крест, а на противоположной, четвертой — Адамова голова и над нею надпись: «Памятник сей сооружен 1829 года. Возобновлен 1889 года».

Отсюда мы направились к откосу, выходящему на Неву, и долго любовались сверху панорамою города и крепости. Пока мои спутники делали наброски, к нам подошёл новый любопытный, чернобородый, в сибирке, оказавшийся приказчиком. Мы разговорились.
— Сколько у вас жителей? —спросил я.
— Да по календарю-то 10 тысяч считается, а на деле разве тысячи 3 с небольшим наберется коренных-то. Только уж и народ же здесь!
— А что?
Он покачал головою.
— Гольтепа народ, да и шельмы здоровые, а уж насчет вина, так... Вообще городишка плохой, бедный. Летом еще туда-сюда, а уж зимой и совсем гадко.
— Чем же занимаются?
— Да вот кто на фабрику ходит, у кого торговлишка маленькая есть, другие коней держат по тройке, по две ямских, здесь ведь тракт проходит на Архангельск, а остальные, прочие, просто из угла в угол слоняются до весны.
— А весною?
— Ну, там суда подойдут, все кое-какая работишка найдется. А вы, должно быть, не здешние?
— Нет.
— Проездом?
— Проездом.
— По делам, или так?
— Так.
— В церкви здешней кладбищенской не были?
— Собираемся посмотреть.
— Угодно, так я провожу; мне пока все равно делать нечего. Пойдемте. Церковь здесь скопцами выстроена: купец Борисов такой был; подле церкви и дом для себя выстроил, вон между соснами-то видать, двухэтажный, прежде священники-то в городе жили, а после него здесь и поселились.
Мы вошли в ограду; кругом все чисто, опрятно; церковь окружена довольно красивыми памятниками. Через ограду смотрит кругом вечно зеленый сосновый бор и шумит над тихим кладбищем, разгоняя мрачные мысли о смерти и уничтожении; словом, впечатление получается далеко не грустное, а скорее приятное, не холодящее, а согревающее душу.
В церкви мы не нашли ничего особенно замечательного. Она построена на средства купцов Борисова и Солодовникова в 1819 году. Колокольня пристроена Борисовым позднее, а именно в 1833—1834 гг., в память воинов, убитых при взятии Шлиссельбургской крепости и погребенных на месте построения храма.

На стене справа находится медная доска с следующей надписью: «Список с чугунной доски, находящейся против сего места над гробом Г. Борисова. «На сем месте погребено тело р. б. Григория Филиппова Борисова, родившегося 1776 г., ноября 13 дня, крестьянином Калужской губернии, Тарусского уезда, села Истомина, полковницы Веры Борисовны Масловой, умершего в 1844 году, месяца генваря 24 дня по полудни 5-го полчаса, санкт-петербургским 1-й гильдии купцом и почетным гражданином и строителем Преображенского храма Господня на Шлиссельбургской Преображенской горе и усердным был от юности ко святым церквам. А жития его было 67 л. 2 мес. 11 дней. О гробе мой, гробе, о темный мой доме, телу моему хранитель и костям раздробитель; во веки мне в тебе пребывати, суда Божья ожидати. 26 пудов 35 фунтов».

Подходя к противоположным воротам кладбища, мы заметили в уголке несколько памятников с английскими надписями: это оказались могилы лиц администрации ситцевой мануфактуры.

Выйдя в лес, мы тронулись обратно к городу. Налево, между деревьями, мелькали памятники кладбища, продолжающегося и за оградою. По лесу раздавалось жалобное причитание женского голоса на чьей-то, вероятно, еще свежей могиле.
— A у креста Петра Первого бывали? — осведомился приказчик.
— Нет. А где он?
— За городом: вон виднеется под лесом. Угодно, так проведу.
— Будем очень благодарны.

Мы уже спустились с горы и шли по Петербургскому шоссе, называемому здесь Архангельским трактом. Впереди, в полуверсте, начинался город. Влево, на холме, покрытом крестами и памятниками, стояла толпа народа, больше женщины, из них многие с образами.
— Это женщину одну хоронят, раскольницу, — пояснил путеводитель: —тут для них, для староверов, кладбище новое отведено.

Мы свернули вправо на поле и напрямик по кочкам направились к красневшим под лесом двум крышам на каменных столбах.
— Про наш город книжка была написана, старая, еще чуть ли не сороковых годов издание, так в той книжке ничего про крест толком не сказано. Сказано только: вероятно, мол, новгородцами поставлен, за то, что здешних жителей в нашу веру привели. А старики про него другое говорят: на этом месте, сказывают, во время осады преображенцы наши стояли, и было им из-за воды большое неудобство, потому к Неве и подойти было опасно: шведы били по всем, кто только на берегу показывался. Вот Петр Великий и велел выкопать колодец в самом лагере, а рядом с колодцем и крест будто бы своими руками поставил. Крепость взяли, а крест с колодцем так на память и остались. В Казанскую сюда крестный ход бывает...
— А по какому случаю установлен крестный ход?
— Говорят, в давние времена падеж был на скот, так с тех пор и установили. Придут сюда, на колодце водосвятный молебен отслужат, а потом идут влево, вон по той дороге, к старому каналу, на ключи.

Вскоре мы дошли до креста. Он стоит на перекрестке между двумя дорогами; колодезь находится несколько ниже влево. Оба покрыты деревянными крышами на выбеленных, каменных столбах. Крест несомненно подновлен. В книжке, о которой упоминал наш провожатый, сказано, что он заменяет древний крест, разрушившийся от времени. На нем изображена фигура распятого Спасителя; подножие креста изрезано и изгрызано богомольцами, бравшими частички его с собою, как средство от зубной боли; теперь оно кругом обшито досками.
— Есть еще и другой крест Петра Великого, — заметил провожатый: — только тот подальше будет. Если идти по озеру берегом, мимо крепости, то версты за три от города будет местность Посечена и около неё речка Ганнибаловка (известный крестник Петра Великого А. П. Ганнибал действительно был при работах на канале),там тоже находится Петровский крест.

В город мы вернулись уже по широкой, но запущенной дороге и простились с своим чичероне.

Осмотр Шлиссельбурга был окончен. В этот же день мы отправились далее по Александровскому каналу.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |