Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

532                                                                                        ДЕЯТЕЛЬ                                                                            № 12

Общество на пароходе было небольшое: капитан — приветливый человек, помощник его, два машиниста шведа, жена младшего машиниста, учитель Саратовской гимназии Ломтев с сестрой — пожилой девой лет 30 и какая-то сомнительная личность с большими претензиями, выдававшая себя за генеральшу Шишову, кроме того несколько купцов. Все пассажиры Православного сходились в общий зал, где Ломтев часто играл на виолончели. Первоклассные каюты отделаны и убраны очень хорошо: мебель с пружинами, обои, зеркала, картины и мягкие подушки; кают — компания или общий зал убран даже довольно щегольски.

Поравнявшись с Пристанным, команда капитана: «стоп машина» остановила ход; около борта явилась лодка, оттуда выскочили двое пароходских людей; брань, подкрепляемая тяжкими ударами кулаков и ног капитана, посыпалась на несчастных пьяных рабочих машиниста за то, что они были оставлены на берегу в трактире, откуда на почтовых прискакали в Пристанное, чтобы догнать пароход. Вечер был превосходный; до 2-х часов ночи провели мы на палубе с помощником капитана. Темнота не мешала нам идти довольно скоро; из труб летели миллионы искр, рассыпались по ветру и исчезали во мраке; мы просидели-бы долее, но скопившиеся тучи и блеск молнии заставили нас разойтись по каютам. Утром 25 июля пароход был уже в виду Баронска (или Екатериненштадт), колонии, которую я посетил в прошлом году и где поставлен памятник Императрице Екатерине II, благодарными немцами-колонистами в 1848 году.

«Пароходы» — раздалось на палубе, все сыплют наверх: на встречу нам бежит без барж, по течению и ветру, с распущенным парусом, — трех-трубный пароход, с трёх-цветным флагом, — Геркулес, за ним другой, но флага ещё не видно и можно только различить две трубы, он тоже без баржи, и идёт быстро, равняется с нами: на синем флаге — красный Андреевский крест, это — Адашев пассажиры его на палубе и трапе машут нам фуражками и шляпами, мы отвечаем тем-же, но мачты и трубы уже едва видны и Православный один бьётся против ветра, валов и течения. — Баронск скрывается из виду; налево высокие берега правильно спускаются в волны, так что кажутся срезанными. Полагают, что это был берег Каспия, и луговая сторона Волги — дном древнего моря. Волга шумит и плещет, северный ветер очень силён и холоден; в каюте ждёт самовар и чай со сливками. После чаю Ломтев с играл нам на виолончели несколько пьес и увертюр.

За Баронском, в 15 верстах, — Воскресенское, большое село на правом берегу Волги. Я вышел на палубу полюбоваться видом села и берегов реки; мимо нас беспрестанно мелькали паруса барок и тянулись длинные плоты леса. — От Баронска до



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |