Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

6. Тверской плёс.

(Продолжение).

(До Мологи. Молога, Рыбинск).


В отдалении от вас

С вами буду неразлучен...

Пушкин.


Земная жизнь для смерти послана.

Она преддверие к бессмертной жизни.

Тик.


От Углича до Рыбинска Волга представляет очень мало интереса. Правда, теперь это уже река в 200 сажень шириной, но её берега однообразно скучны и те немногие красивые уголки, которые встречаются на этом расстоянии 114 вёрст, не искупают многочасового однообразия и скуки. От впадения реки Дубны, ещё немного ниже, на расстоянии 223-х вёрст, вплоть до города Мологи Волга течёт почти по прямой линии на север и поднимается на одну параллель с Валдайским озером.

Сначала за Угличем проплыло красиво лежащее село Золоторучье над крутыми обрывами, которые изрезаны многочисленными оврагами, где, судя по названию села, в ручьях в былые счастливые времена находили золото. Затем берега стали каменистыми, выставляющими каменные опасные гряды и около скучного городишки Мышкина, лежащего в 30 верстах от Углича, перегородившими реку забором из больших валунов. Скучный городишко с острогом и собором, с покосившимися заборами, с давящей тишиной, представляет настоящее захолустье, где можно утонуть в грязи, на улицах и площадях. Предание говорить, что Мышкин был основан каменщиком Мышкиным, строившим Успенский собор в Москве и удалившимся сюда в 15 веке. Большие ветряные мельницы машут своими серыми крыльями, расположенными не крестом, как обыкновенно водится, а звездой. Только село Круглецы, вблизи Мышкина, красиво лежит над совершенно отвесным красным обрывом, украшенным деревьями. Свежая зелень особенно хороша рядом с красной землёй. Далее берега все более и более загромождаются валунами, словно здесь шёл каменный дождь. Против деревни Нижний Каменец берег сплошь покрыть камнями, которые покрыли всё дно реки и, по спаде вод, делают судоходство и затруднительным и опасным. Частые каменные гряды перерезают реку, покрывшую их теперь совершенно. На правом берегу выделяется село Городок, высоко лежащее над Волгой, с большою церковью, состоящей из летнего и зимнего храмов и колокольней между ними. Около Городка показываются издали громадные устои моста Рыбинско-Бологовской дороги возле железнодорожный станции Волго. Этот третий железнодорожный мост, связавший берега Волги, покоится на 3-х башнях, поднявшихся со дна реки и поддерживающих решетчатые пролёты. Издали кажется, что мост висит так низко над водой, что невозможно пройти под его пролётами. Около моста сгруппировались 5 деревень и издали виднеется красивый уголок на правом берегу. Глубокий овраг разделил два холма, обрывающихся к Волге и покрытых рощами. На одном из них среди зелени кокетливо подняла свою зеленоватую колокольню церковь села Глебова, а на другом погост села Иванова выставил свою жёлтую церковную колокольню. На расстоянии нескольких вёрст целая масса деревень и опять долгие вёрсты тянутся то ивняки, то скучные пологие берега, то однообразные обрывы. Только у села Коприно в Волгу вдаётся острый высокий мыс, увенчанный церковью с синим куполом, лежащий среди сосновой рощи и представляющий меланхолический, прелестный уголок. Далее идут бесконечные ивняки, скучные, жёлтые мели, уже теперь, при глубокой воде, выставившие свои пески. Лошади-бурлаки идут в брод по воде от мели до мели, таща бичеву. Волга делает извилины и почти при каждом повороте выставляет всё большие и большие мели. Наконец, вот и город Молога. 54 вёрсты от Мышкина остались за нами. Слава Богу, Рыбинск в двух шагах, так как известно, что во время сильных разливов воды Мологи сливаются с водами Шексны, но, увы, до Рыбинска ещё 30 вёрст, а Молога —река так оригинальна и представляет столько необычайных явлений, что к ней следует отнестись внимательнее. Эта большая река протекает Новгородскую, Тверскую и Ярославскую губернии и, вытекая из болот, образует массу озёр своими расширениями, бесконечные извилины и такие громадный петли, что можно идти по берегу Мологи чуть не целый день и вернуться к тому же самому месту, так как река, описав гигантски круг, возвращается обратно и протекаете, отделённая чуть ли не несколькими саженями берега от верхней своей части, её тихое течение напоминаете стоячую болотную воду, особенно в верховьях. Пробежав старый Бежецк, она уже несёт баржи и от Устюжны, лежащей в 225 верстах от Мологи, плоты, а от Весьегонска небольшие пароходы. Кроме из ряду вон выходящей извилистости и тихого течения, Молога образует такие грозные и гигантские разливы, что окрестности наводняются на громадное расстояние. Особенно ужасны бывают разливы Мологи, когда Волга, вследствие накопления льда, образует ледяную плотину или затор и бросается в русло Мологи, заставляя её воды течь от устья к верховью. Местность между Мологой и Шексной так низменна, что их весенние воды сливаются. Молога интересна ещё тем, что она постоянно отступает на запад, оставляя на старом русле ряды змеевидных озёр и что в её окрестностях (ст. Пищалкино по Рыбинско-Бологовской жел. дороге) находится место на исторической реке Сити, где 4-го марта 1238-го года произошла блистательная победа русских над татарами, имевшая решающее значение для судьбы России. Сам город Молога, стоящий на правом берегу реки Мологи поневоле должен отступать также на запад, так как его берег падаете в реку и среди Мологи, показывают место, на котором на прежнем крутом берегу возвышался собор. Во многих местах у берега торчат полусгнившие балки, остатки былых зданий на этих местах. Прежде живой и торговый город Молога, упоминаемый в летописях ещё в 12-м веке, был ключом Тихвинской системы, посредством каналов которой притоки Мологи связались через Сязь и Тихвинку с Ладожским озером. Но с обмелением Волги, с устройством Мариинской системы, ключ которой составляет Рыбинск при устье Шексны, всего в 30 верстах от Мологи, старая Молога заглохла, её торговля и жизнь пришли в упадок и теперь это скучный городок с чистыми, прямыми улицами, с детским садом, гимнастическим залом, с тремя церквями, городок, представляющий некоторый очень ничтожный интерес по наружному виду и только. Любопытна в этом отношении странная многоэтажная церковь с узкой небольшой колокольней и церковь у пристани, главы и купола которой напоминают кожу фантастической змеи. Они чешуйчатые, серые с чёрными полосками и пятнами в оранжевых ободках. Старый собор Святого Ильи все тот же неизменный громоздкий ящик, увенчанный 5 куполами. Когда то шумная и богатая Молога, имевшая в 60 верстах в «Холопьем Городке» большую ярмарку, на которую съезжался весь торговый мир, теперь совсем замолкла. Вдали по р. Мологе виднелись большие здания с блестящими большими куполами и высокой колокольней, принадлежащие женскому Афанасьевскому монастырю.

Снова потянулись скучные берега, оживлённые немного красивой дачей близ села Юшина, Юшским монастырём и селом Балобановым, около которого на самом берегу реки стоит монастырская часовенка.

Приняв Мологу, Волга понесла свои сразу сильно вздувшиеся воды по направлению своего притока на юго-восток и, проглотив Шексну, подошла к Рыбинску мощной рекою.

Рыбинск красиво разлёгся по берегу Волги против устья Шексны, превратившись в 1777 году из Рыбной слободы, жители которой долгое время платили оброк стерлядями, белорыбицей и осётрами, в большой торговый город, связавший посредством Шексны и Белоозера Мариинской системой Балтийское и Каспийское моря, убивший и Мологу и Тверь, сделавшийся в короткое время одной из главных хлебных пристаней и кипучим торговым центром. Предположение, что Рыбная слобода существовала здесь в виде селения рыбаков очень давно, подтверждается Новгородской уставной грамотой 1137 года, в которой сказано, что Рыбная слобода обязана платить Волжскую гривну. Рыбинск, связанный Рыбинско-Бологовской дорогой со столицами, служить не только исходным пунктом торгового пароходства, но также и началом путешествий по Волге для туристов. С Волги город замечательно красив. Над его прекрасной набережной возвышаются громады соборов, гостиного двора и каменных домов, а сама Волга переполнена судами и пароходами и моет голубыми струями зелёные откосы, несущие железную решётку. Рыбинск тип Волжского торгового города, переполненного торговыми рядами, постоялыми дворами, трактирами и гостиницами. Пыль, жара, шум и гам, лязг цепей, скрип ворот, крики, стук, всё перемешивается в невообразимый хаос на его пристанях, где целые вереницы ломовых подвозят товары, сбрасывая их на набережную для перегрузки на пароходы. Здесь лежать целые кучи мешков, высокие стены тюков и кулей, целые башни бочек и ящиков, а над синими струями Волги среди хаоса барж высовывают свои железные груди и ярко-красные животы пароходы разных обществ. Тут и громадные пароходы американской компании Зевеке, многоэтажные, с висячими балконами, с четырьмя колёсами, прикреплёнными в хвосте, в виде громадного вала, шлёпающего по воде сзади парохода, с трубами, поднявшимися над всем корпусом, в виде рог фантастической улитки; тут и быстроходные пароходы Самолёта, мчащиеся, как ласточки, с быстротой стрелы, по Волжским волнам, и громоздкие буксирные пароходы, аляповатые, некрасивые, но сильные, коренастые, и маленькие пароходики, бегающие по Мологе к Весьегонску и Устюжне, и Шекснинские, доходящие до Череповца и пугающие знаменитых по вкусу Шекснинских стерлядей. Целые караваны судов заполонили Волгу, образовав перед Рыбинском свой особенный плавучий город, между отдельными зданиями которого снуют пароходики и лодки. Пыль стоит столбом и на пристанях, и в торговом ряду, и на базарной площади, окружённой со всех сторон торговыми рядами. Весь Рыбинск пыльный, душный город, живущий только торговлей, а потому и вид его деловой, торговый и все здания носят этот серьёзный вид. Так его большой каменный театр, сложенный из красных кирпичей, большое хорошее здание, но без малейших украшений, а внизу в здании театра примостился городской ломбард. Здание почты, отделение государственная банка, — всё выглядит деловито и как раз к лицу этому городу, в котором всё устроено только ради дела. Биржи, пароходные конторы, провиантская комиссия, всё глядит деловито на улицы, по довольно скверным мостовым, которых ползут обозы тяжело нагруженных ломовиков. Магазины Рыбинска, расположенные по главной улице города Крестовой, которая тянется параллельно набережной и перерезает весь город, имеют тот же деловитый вид и не блещут выставкой своих товаров. Здесь, средоточие хлебных комиссионерств, контор, страховых и транспортных обществ. Величественное здание Преображенского нового собора на большой площади у пристаней парит своими пятью серебряными куполами и высокой четырёхэтажной (44 сажени) колокольней, украшенной белыми колоннами, над всем Рыбинском. Собор с фресковыми рисунками по наружным стенам придаёт много красоты всему городу, вырезываясь своими чрезвычайно изящными контурами на фоне голубого неба. Внутри собор, выстроенный в половине нынешнего столетия, полон золота, громадных фресок по стенам и фигур святых, украшающих своды потолка. Над папертью гигантская фреска «Страшный суд», а при входе в собор обращает на себя внимание изображение геенны огненной, полной огня, грешников и ожидающих их казней. Гвоздь Рыбинска — это старый приземистый собор св. Николая, лежащий тут же на площади, между элегантным новым собором и откосом к Волге. Старичок чувствует себя неловко среди этого гвалта, шума, крика и среди серых облаков пыли. Его когда то нарядная одежда режет теперь глаз своей оригинальностью, особенно рядом с новыми громадными зданиями, деловито глядящими на улицы, а пёстрая глава собора напоминает старомодный чепец, вызывающий улыбку. Его стены покрыты изображениями столпников и святых и украшены, как и края крыши, жёлтыми жестяными кружевами, которые некрасиво, но характерно выделяются на грязно-лиловом фоне этого странного здания. Большая глава, сидящая на высокой шейке, покрытой пёстрыми фресками, одета в чешую зелёных, голубых и розовых черепиц. Некрасиво, пёстро, но веет стариной. Внутри этот собор, сгоревший дотла с городом в 1635 году и вновь выстроенный десять лет спустя, полон древности. Низкие тяжёлые своды, скреплённые громадными связями, старинная живопись и утварь, массивные светильники и лампады, блестящие и богатые золотые венцы святых, все говорить о старости собора. Хорошо барельефное изображение Тайной вечери на царских дверях. Апостолы и Христос в золотых одеждах у стола, покрытого серебряной скатертью и установленного золотыми сосудами. В фоне изображены четыре раскрытых окна.

В городе ещё несколько церквей поднимают свои колокольни над крышами домов, но между ними заслуживает внимания только Казанская церковь с изящной отдельно стоящей колокольней, любопытная, как старейший храм города, основанный в 1697-м году.

Вдоль речки Черемхи, летом совсем высыхающего рва, устроен бульвар и небольшой садик. Это единственный уголок, куда я спасался от жары, пыли, шума и грома, царящих повсюду в Рыбинске и особенно у пристаней и красивой серой Николаевской часовни с тринадцатью золотыми главами, из которых одна увенчала пирамидальную крышу часовни, а остальная 12 поменьше расселись по три над каждой стороной, над зубцами с поясными изображениями святых. С Волги эта часовенка придаёт красоты общему виду торгового и шумного города, с его вечной толчеёй, базарами и наплывом судов и народа.

Шексна на столько мало интересна для туриста, на столько торговая река, а города Череповец, Кирилов и Белозерск представляют так мало любопытного и требуют на посещение их так много времени, что путешествие по Шексне кроме скуки ни даёт ничего. Череповец славится обилием своих училищ, в которые стремится молодёжь из всех окрестностей и которые туриста привлечь не могут.

От Рыбинска Волга, хотя ещё не та царица Европейских рек, какой она является, проглотив воды Оки, и где её Волжский простор поражает каждого, по судоходство здесь уже возможно постоянно в течение лета, хотя высовывающиеся летом громадные мели сильно затрудняют его. Здесь, от Рыбинска вниз по реке до Нижнего Новгорода, хотя и ходят прекрасные пароходы, удовлетворяющие самый прихотливый вкус, но это ещё не те многоэтажные гиганты, которые совершают свои рейсы от Нижнего до Астрахани, и которые напоминают своим внешним видом речных чудовищ. Путешествие на пароходе от Рыбинска до Нижнего так удобно, так приятно, берега, усеянные монастырями и прекрасными городами, так красивы, что несмотря на их некоторое однообразие, зритель остаётся восхищённым мимо проплывающей панорамой и навсегда уносит самое светлое и приятное воспоминание о поездке по этому плёсу. Особенно приятна эта прогулка весной, когда высокие воды Волги, закрыв жёлтые и скучные отмели и подбежав к самым стенам монастырей и городским набережным, мощно несут пароход по голубым струям, а с берегов веет на вас свежей зеленью и цветами... Мне случалось несколько раз проезжать этот плёс от Рыбинска до Нижнего и, потом сидя в Петербурге или где-либо далеко за границей, я всегда с наслаждением вспоминал и вспоминаю мои поездки по Волге от Рыбинска и всегда надеюсь, что мне удастся ещё раз перевернуть страницы моих прошлых воспоминаний и снова окунуться в впечатления этих милых поездок, которые всецело поглощают вас.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |