Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

18. Саратов.

(Первые впечатления. Достопримечательности. Католический собор. Радищевский музей. Вид с Соколовой горы).


... По далее от этих хватов,

В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов.

Грибоедов.


И вот они опять знакомые места, Где жизнь отдав моих, бесплодна и пуста. Текла среди пиров, бессмысленного, чванства, разврата грязного и мелкого тиранства.

Некрасов.

Показался Саратов, нарядная столица Поволжья, разлёгшийся на береговом правом скате, поднявший свои колокольни и дома в пёстром хаосе над Волгой, большой, красивый, живописный, с громадной торговлей, с громадным населением, бывший город Сара-тау, что означает по-татарски «Жёлтая гора» и что указываете на прежнее татарское поселение. Молодой город, Волжский красавец, проплывает мимо и недоумеваешь, что пароход не подходит к городу, но в этом виновата злая шутка Волги, всё более и более насыпающей около города пески, превратившиеся в остров, растянувшиеся на громадное расстояние и сделавшие невозможным проход к Саратову. Приходится спуститься на громадное расстояние ниже, завернуть в Саратовский Рог, этот узкий залив и по нему пробраться до города. Потеря времени ужасная. Только весной, когда Волга катит воды над песками, пароходы имеют возможность прямо подойти к городу, не делая этой ужасной околесины.

Основанный ещё в 16 веке на левом берегу, при устье Саратовки, город был перенесён позже на правый берег, в 1605 году, и предохранял суда от воровских шаек, грабивших все Низовье Волги. Новый город много терпел и от калмыков, и от донских казаков под предводительством Кондрата Булавина и Некрасова, и от нашествий Разина, и от Пугачёвского погрома, и от киргиз, и от башкиров. Нынешнее столетие Саратов начал страшной чумой, которая заключила город на четырёхлетний карантин, затем необычайный пожар превратил почти весь город в развалины, а налетевшая холера похитила более 10 тысяч жертв.

Пароход повернул в воложку, в Саратовский Рог, около товарной станции Тамбовской железной дороги, по которой подвозят сюда от Саратовская вокзала товары, и поплыл, пыхтя и потрескивая своим остовом, вдоль берегов. Повсюду цистерны, вагоны, горы бочек и кулей, движете и суета. Горы сыпучего песку обложили весь берег и только ковыль кивал своими серебристыми метелками, подметая песок, да бурачки рассыпали свои жёлтые цветочки, не страшась быть выметенными с песком малейшим ветерком.

Вся Саратовская набережная прорезана сквозными спусками и дорогами и представляет грязный, беспорядочный хаос сараев, амбаров, скверных лачуг, покосившихся заборов и пакгаузов. Трудно себе представить что-нибудь непривлекательнее этого места. Громадный деревянный забор, в роде высокой стены, увенчанной беседочкой, поднялся вблизи берега.

— Что это такое? спросил я извозчика.

— Летний театр и сад для увеселений, пояснил он.

Я колыхался на дрожках во все стороны, ежеминутно ожидая, что слечу на отвратительную мостовую, и старался удержать равновесие при ковылянии моих дрожек по ямам и трещинам дороги. Но только что мы выехали из этого непривлекательного хаоса лачуг, заборов и грязи, как картина сразу переменилась и Саратов во всем блеске развернулся предо мной.

Действительно это центр Поволжья, это столица, нарядный, благоустроенный город, по улицам которого плывут конки, витрины магазинов которого по столичному выставляют свои товары, прекрасный здания которого носят отпечаток большого европейского города, а учебные заведения которого и особенно женский института, основанный на средства дворянства, оказывают сильное влияние на всю окрестность. И прекрасные гостиницы, и асфальтовые тротуары, и многие прекрасные частные дома, и вся Немецкая улица, этот Невский Саратова, все имеет столичный отпечаток. Тот, кто не имеет много времени, может ознакомиться с Саратовым во время стоянки парохода, обыкновенно продолжающейся около 4 часов, но советую всякому остаться здесь на сутки, чтобы съездить за 10 вёрст в местечко Увек, крайне любопытное, да и сам Саратов, не представляя много памятников старины, заслуживает полное внимание туристов. Среди одной из лучших площадей города возвышается новый собор Александра Невского, высокая колокольня которого парит над всем городом. Построенный в память 1812 года, он хранит массу знамён ополчений, интересные иконы и образа. Вокруг обегает бульвар из лип, сквозь зелень которых глядят «присутственные места», представляющие казарменное жёлтое здание, которыми украшены все наши русские города. Тут же и гауптвахта и старый архиерейский дом. Этот бульвар «липки», называемый местными немцами в память своего фатерлянда: «Unter den Linden», любимое место гулянья.

От Соборной площади начинается немецкая улица, главная в городе, с прекрасными домами, блестящими магазинами и больным оживлением около 4-х часов, когда саратовцы гуляют. Великолепный католический собор, выстроенный в романском стиле, высоко поднял две свои готические, красные колокольни с статуей апостола Петра между ними. Внутри собор не менее красив, чем снаружи, и представляет любопытную картинную галерею и собрание прекрасных статуй и вещей. Свет, проникая сквозь пёстрые готические окна, падает разноцветными кружками на две большие статуи в алтаре, на бронзовую утварь и на колонны. Обе статуи выписаны из Парижа и изображают: папу Пия V и мученицу Фелимену, св. Климент, изображённый на алтарной стене, задумчиво глядит на большую, красивую церковь. Небольшой лик Христа работы Нисченкова обращаете на себя внимание так же, как целый ряд картин потолка, принадлежащих кисти Ишенкова и Жидкова, представляющих 8 сцен из жизни Христа, но девятая картина, находящаяся в центре, особенно прекрасна. Она изображаете Вознесение Богоматери и писана Киреевым с знаменитой картины Брюллова. Лицо Богоматери так прекрасно, так радостно и светло, так полно ожидания величайшего счастья, что останавливаешься в глубоком раздумье перед этой картиной.

Громадная белая статуя Божьей Матери стоите в боковом алтаре, где находится любопытная картина Киреева, изображающая святого Франциска, крестящего язычников. Весь главный потолок храма расписан Киреевым и Ишенковым, а в небольших боковых нишах привлекают ваше внимание две картины, присланный из Петербурга. Весь храм св. Климента так интересен, что каждый туристе должен поставить себе в обязанность посетить его. Высокая колокольня Лютеранской церкви поднялась вблизи Соборной площади и служит тоже прекрасным украшением Саратова. На Сенной площади с церковью Митрофания, около которой оканчивается Немецкая улица, царит большое оживление. Любопытна пёстрая толпа в базарные дни, когда татары, киргизы, башкиры, мордва, колонисты, весёлые малороссы, потягивающие свои люльки, соберутся сюда торговать. Сколько интересных, пёстрых народных сценок, сколько разнообразных лиц! Чего стоят одни статуеобразные немцы, лица которых словно закаменели и не способны выражать чувства, о восточных народах и не говорю.

Другая улица Московская, самая оживлённая, самая деятельная, пересекает весь город от прекрасного здания вокзала Саратово-Тамбовской железной дороги, лежащая на окраине, до берегов Волги. Здесь сосредоточена главная торговля, сюда выходят все фасады общественных зданий, здесь царит наибольшее оживление, здесь собраны все интересные для туриста здания Саратова. Старый собор, это самое старое строение Саратова, воздвигнутое в память избавления от чумы, стоит с 1697 года на площади вблизи Волги и производит странное впечатление своей простой, но курьёзной архитектурой. Красный, весь в белых украшениях, окружённый толстыми белыми арками, на которых обегает весь собор галерея, с отдельно стоящей красной колокольней, стоит он, как затерянный, среди нынешней суеты базара. Вблизи старого собора древняя киновия, низкая, старомодного фасона, вся пригнулась к земле. И с галереи собора, в котором хранится чудотворный образ Всемилостивейшего Спаса, и с балкона киновии открывается чудный вид на всю Соколову гору, которая поднялась тёмными и живописными уступами. С этой горы Пугачёв расстреливал город, все эти Тёмные скаты были полны виселицами, на которых болтались трупы несчастных саратовцев, не пожелавших подчиниться воле бунтовщика. Эта же Соколова гора знаменита своими страшными оползнями 1783, 1818 и 1846 годов, которые вызвали громадные катастрофы. Она поднимается в виде каких-то фантастических руин. Повсюду нагромождены камни, сложившиеся не то в башни, не то в стены.

Тут на Московской и две церкви: Михаила Архангела и старая единоверческая, внешность которой выдаёт её почтенный возраст, заставляющей с вниманием и уважением остановиться перед ней, тут и пассаж Лаптева с рядами магазинов, и гостиный двор, и губернаторский дом, и дворянское собрание, и великолепное здание с блестящим фасадом окружного суда.

На театральной площади, сквозь которую проходить Московская улица, и которая окружена лучшими гостиницами и частными домами, поднимаются два отдельные красивые строения, оба лучшие украшения города: городской театр и Радищевский музей. Каменный красивый театр, выстроенный в 65 году на месте сгоревшего деревянного, останавливаете своим красивым и величественным видом. Здесь на этой сцене играло много великих артистов мира сего. Здесь вызывал восторги саратовцев Сальвини, здесь загорелась ярким светом звезда русской комедии, Мария Гавриловна Савина, внёсшая удивительную простоту и жизненность в русский театр, в котором продолжали ещё царить и декламация и завыванья.

Радищевский музей составляет гвоздь Саратова и его лучшее украшение. Устроенный городом и художником Боголюбовым в намять своего деда Радищева, музей представляете богатую сокровищницу искусств, интересную всякому, кто видел и столичные музеи и иностранные картинные галереи. Не говоря уже о коллекциях монет и кредитных билетов, прекрасных фарфоровых и стеклянных изделий, бронзовых предметов и старинных русских серебряных вещей, богатой библиотеки и любопытной залы китайских и японских изделий, ваз, домашней утвари, коллекций лат и оружия, здесь находится прекрасное собрание старинной мебели из Испании и Франции времён Людовиков XIV и XV, в которой особенное внимание обращает на себя удивительный, резной шкаф Людовика ХIII-го и красивые старинные шкатулки с замысловатыми инкрустациями. Здесь же находится драгоценный для всех русских «Тургеневский кабинет», устроенный, как в Западной Европе, с почтением относящейся ко всему, что касается памяти великих людей. Там, на Западе, чтится всякий предмет, имеющий отношение к национальному поэту, композитору или писателю и потому мне особенно дорого было найти в Саратовском музее этот «Тургеневский уголок» в то время, когда наши великие поэты и композиторы не почтены даже памятниками в столицах. Вы видите обстановку кабинета Ивана Сергеевича, его письменный стол со всеми мелочами, низенькое креслице перед ним с тёмной клеёнчатой подушкой, на которой отдыхал наш великий романист. Тут же лежит перо, которое держала его рука, которое писало неоценённые нами строчки. Тут же белая гипсовая маска Тургенева и слепок его руки, а на стене несколько портретов писателя в разные эпохи его жизни. Эти драгоценные предметы пожертвовала m-me Виардо и они составляют одно из лучших украшений музея, его святыню, к которой приближаешься в немом благоговении.

Картинная галерея музея крайне любопытна. Благодаря жертвам и Петербургская Эрмитажа, и Боголюбова, и товарищества Передвижников и Академии Художеств, картинная галерея представляете громадный интерес, особенно, как русская школа. Сколько знакомых картин по вы- ставкам Петербурга встретил я здесь в Саратовском музее, приветствуя их, как старых знакомых. Тут есть и прелестные головки Харламова, с их очаровательными глазками, и про- изведения отца русской живописи Брюллова, в виде головы ратника и прекрасной картины «Иисус перед народом», тут и полотна Андрея Иванова, и портрет, изображающей самого Боголюбова, гениальной кисти Репина, и прелестная «Мёртвая природа» Сверчкова, и «Море» Айвазовская, которое волнуется на ваших глазах и, когда вы долго глядите на эти зелёные волны, вы начинаете слышать их рёв и плеск, и «Египетский воин» — Константина Маковского, и поэтическая, освещённая алым закатом, «Поздняя осень» Клевера, полная тишины, запаха гниющего листа, прозрачности воздуха и красоты, и таинственная лесная чаща Шишкина, в которой лучи солнца падают редкими золотыми блёстками на пёстрые мхи, и прелестные девочки, какие умеет рисовать Лемох, приковывая все ваше внимание к этому милому, простому личику. А вот и Журавлёвская картина «Мачеха», произведшая в своё время сенсацию и прекрасным сюжетом и рисунком. Полная, здоровая, пристрастная к своему собственному детищу. которое она держит на руках, мачеха, молодая баба-красавица, статная, «кровь с молоком», в пёстром богатом сарафане, сидит на лавочке. её толстое, откормленное дитя, которого мать только что кормила кашей, ещё стоящей на столе, кричите благим матом. Досаду на крик своего чада мачеха изливаете на несчастном мальчике-сиротке, который ей подвернулся под руку и которого она колотит деревянной ложкой. Пасынок прижался к скамье, прижал ручонкой корку хлеба и обливаете её горючими сиротскими слезами. У ног мачехи клюёт зерно курица, а за скамьёй болтается на верёвках корзинка собственная дитяти. Все так живо, так рельефно, что производите глубокое впечатление, а ваше внимание уже притягиваете превосходная картина Неврева: «Лжедмитрий у Сигизмунда». Тут же великолепная картинка Прянишникова: «Тапёр», прямо вырванная из жизни и наводящая горькое раздумье. А вот и две картины, обе на один сюжете: «Иисус Христос воскрешаете дочь Иаира», одна Поленова, другая Зеленского, и обе интересны, обе заслуживают полнейшего внимания, обе останавливают вас своим правдивым изображением. Вот картины Бронникова, Логорио, пейзажи Сверчкова, прекрасные полотна самого Боголюбова, картина Савицкого, чудная итальянская девочка с тамбурином — Харламова. Здесь в музее собраны картины целого ряда наших славных художников и эта коллекция, постоянно пополняющаяся, коллекция русской живописи, составляете неоценённое сокровище Саратова.

Здесь есть и мраморы, среди которых бюст Крамская, исполненный Антокольским, является первой драгоценностью, не говоря уже про хорошо исполненные бюсты Данте, Боголюбова, снимок с Иоанна Грозного Антокольская и других.

Среди иностранных художников в Саратове первенствуете Тициан своим портретом герцога. Тут и «Святое семейство» Вазари, и «Сивилла» Джулио Романо, и четыре картины Теньера (Деревенский праздник, Плачущая Венера над умирающим Адонисом, головы Христа и Богоматери), и любопытный потолок одной из зал расписанный, как Трианонский плафон около Парижа, и прелестная картина английской художницы Мэри Этингер: «Ангел смерти». В лице ангела столько скорби, столько слёз и неземной красоты, что остановишься перед ним, скользящим перед вами по полотну, укутанным в чёрные одежды, взмахнувшим своими большими крыльями, и долго не можешь оторваться и уйти.

Радищевский музей увлёк меня на долгие часы и я покинул его с сожалением и с надеждою, что судьба приведёт меня ещё раз в Саратов и даст мне снова возможность насладиться и Ангелом смерти, и Мачехой, и Харламовской очаровательной итальянской девочкой, бьющей беззаботно в тамбурин и так проницательно глядящей на вас своими чёрными, глубокими глазками, что вы уносите этот взгляд с собой и потом ещё долгое время вспоминаете его.

Любопытны в Саратове заводы — мукомольные мельницы, завладевшие берегом и поднявшиеся громоздкими, своими многоэтажными корпусами вблизи пристаней. Все эти мыловаренные заводы и фабрики необычайно оживлены и весь участок на берегу представляет собой суету, толчею и невероятный шум и грохот. Товарные поезда подходят по особенной ветви в этот фабричный уголок, в это царство копоти, дыма, туч муки и гор угля.

Против Саратова за широкой Волгой, за громадным островом, носящим имя Беклемишева, в память воеводы саратовская Беклемишева, который встретил здесь Петра Великого и получил от него в дар этот остров, виднеется Покровская слобода, соединённая с Саратовым постоянным пароходным сообщением, составляющая заречный пригород Поволжской столицы, бывшее прежнее место Саратова, с вокзалом новой Уральской дороги, пробегающей но степям в город Уральск, через который движутся восточные и азиатские товары к берегам Волги.

Вид из Покровской слободы на Саратов очень хорош, но он ещё лучше с Соколовой горы, с той самой её вершины, откуда Пугачёв бомбардировал город. Весь Саратов, как на ладони. Он улёгся по амфитеатру гор, окружённый возвышающимися вокруг пего полукругом вершинами. Беспорядочная масса дрянных домиков пригорода сплошь обегает весь Саратов, спускается в овраги, карабкается по склонам гор и представляет дебри города. Очень живописно высятся колокольни церквей над всем этим хаосом строений, прерванным немногими зелёными островами садов. Вот торчит ближе всех, почти у подножия, старая колокольня, точно красная сахарная голова, Старая собора рядом с базаром, вон виднеются арки гостиного двора у театральной площади, а Московская улица, прямая, как стрела, мчится к отдалённому железнодорожному вокзалу, крыша которого выглядывает из-за деревьев. Вон уже за городом виднеется кладбище и у каменоломен, с их трещинами и изломами, блестит золотой купол, словно огонёк, над храмом мужская монастыря, а Волга, с её мелями, с её плоским, противоположным берегом, синяя, и мощная, покрытая длинными караванами судов, пыхтящими пароходами и баржами, катится широкая, как озеро. Церкви села Покровского красиво рисуются на фоне знойного неба, а дальше стелется степь, беспредельная, длинная, однообразная степь, убегающая туда на далекий восток, доходящая до самого Хвалынского моря.

Вдали за Саратовым виднеется село Увек. Оно прижалось к горам, отбежало несколько от Волги и затонуло в полях своими домиками.

Это местечко «Увек», любопытный уголок с остатками старинной крепости, с многими находимыми монетами, древними украшениями и осколками посуды, говорить о древнем поселении татар в этих местах, на что напоминает и изменённое на русский лад название «Узбек». Прогулка в эту живописную деревеньку заслуживает полнейшее внимание, а вид с холмов, покрытых фруктовыми садами, положительно восхитителен и на Саратов и на Волгу, которая, разлившись на 4 вёрсты, течёт гигантской озером-рекой в каления южные степи...



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |