Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

IX.
Сибирское пароходство. Чайная торговля. Русская переносливость и русский расчет

О дороге no западной Сибири рассказывают ужасы. Говорят, проезд по ней возможен только в самую сухую пору. Купцы находить езду на почтовых невыгодной. Поэтому, со времени заселения Барабинской степи, установился обычай езды на вольных, ямщиках, «дружках». Прежде езда Барабой была точно выгоднее — возили дешевле казенных прогонов и не приходилось платить за подорожную. Теперь же езда этим трактом значительно уменьшилась, потому что, после нескольких неурожаев и падежей, дружки подняли цену на провоз. Бывали в недавнее время случаи, что с приезжих брали на некоторых станциях по 10 коп. с лошади. Наконец человек небывалый рискует встретить разные неприятности и прижимки; одним словом почтовым трактом езда вернее. Но почтовый тракт так дурен, что проезжающие стараются избегать его по возможности, и в этом случае, помогло им пароходство.

В начале, сороковых годов был устроен Паклевским и Мясниковым первый пароход в 30 сил. Пароход оказался неудачным и в 1844 году был построен новый пароход «Основа». На эти пароходы была выдана десятилетняя привилегия. С окончанием срока привилегии, Хаминов и Марьин построили железный пароход «Ермак» в 110 сил. В 1855 году явился пароход «Иртыш» в 80 сил; а с 1859 г. пароходство начало значительно усиливаться. В настоящее время всех пароходов 16, из них больших 7: «Работник» - в 120 сил, «Тюмень» 80 сил, «Сибиряк» 120 сил, «Союз» 80 сил. Лучшие из этих пароходов для пассажирского плавания «Работник» Паклевского и «Сибиряк» купца Решетникова. Пароходы идут от Тюмени до Томска; весь путь считается в 3,060 верст. Сначала p. Typoй 170 верст; Тоболом 330 верст, Иртышем 700 верст, Обью 1,800 верст и Томью—60 верст. Из них Обью и Томью, т. е. почти 2,000 верст против течения. От Тюмени до Томска пароходы идут с легким грузом 15—20 дней, с тяжелым 18—25 дней; обратное плавание, где против течения приходится только 1,000 верст, совершается значительно скорее—дней в двенадцать.

Вся китайская торговли идет теперь этим путем; перевозят железо, колониальные товары, чай, сукно, плис. Цена с пуда разная, смотря по качеству товара; за колониальные товары по 40 к. с пуда, за мануфактурные и чаи 50 к. с пуда, за железо 25 к. В 1861 году шесть пароходов в 570 сил заработали (фрахт) 350 т. или каждая сила 637 руб. Но в нынешнем году ожидают значительно меньшего заработка, по крайней мере тысяч на сто. Причина в том, что в нынешнем году китайская торговля пойдет тише. Несмотря на значительное понижение пошлины на чай на Китайской границе, торговле этой едва ли удержаться. С дозволением ввоза в Россиюкантонского чая доставка со стороны Кяхты должна сильно уменьшиться.

<...>

Бедность сибирская нигде не поражает так путешественника, как на водном пути от Тюмени до Томска. Так как пароходы имеют специальным назначением перевозить товары, то на простых путешественников смотрят как на нечто придаточное и не особенно выгодное. И пароходчики правы. Действительно, пароход идущий с грузом в 30-40 т. пудов и выручающий с товара в один рейс тысяч пятнадцать. приноравливается во всем к этому грузу. Какие-нибудь 50-60 пассажиров такая мелочь, что об них и не стоит особенно заботиться: тем более, что им делают одолжение, принимая их на пароходы. Поэтому за места на пароходах и на баржах не существует постоянных цен, а берут с проезжающих по глазомеру. Глазомер этот имеет большие колебания. Я знаю случай, где за один и тот же рейс взято с двух офицеров — с одного 12 р.. а с другого 25. Странно: но в Сибири бывает. С крестьян берут тоже не менее 10 р.; а если они соглашаются работать в пути, то делается скидка и с этой суммы, но совершенно произвольная, или же везут и совсем бесплатно. Рядом c этим произволом сибирское пароходство поражает иногда и своим великодушием. Мои замечания относятся не ко всему сибирскому пароходству, а к пароходу «Тюмень», на котором и плыл. С нами плыл даром саксонец-красильщик, с которого, по просьбе какого-то тюменского немца, не взяли за провоз не только ни копейки, но еще и давали ему хлеб и матросский суп. Матросский суп оказался решительно не под силу немецкому желудку. Но в этом впрочем виноват исключительно повар Самсон. Самсон нанялся в рабочие, и как по испытании он оказался вполне тупоумным, то капитан. и произвел его в матросские повара. Большего неряхи как Самсон. нельзя даже и вообразить; он вечно чесался, чесал везде и спину, и зад, и под мышками, точно все тело его покрыто сыпью. Посуды никогда не мыл, говядину не полоскал, стола не чистил и не скоблил. Бывали случаи, что суп его приготовления оказывался так вкусен, что матросы черпали из реки воду, крошили хлеб и ели ложками как похлебку. Капитан на все эти мелочи матросского быта не обращал никакого внимания, зная, что матросы поворчат между собой, да тем и кончат...

<...>

Невысокие цены за места, как 10—25 рублей, берут за помещение на барже. На пароходе цена каюты 100 рублей, что впрочем составит те же 25 рублей на человека, потому что в каюте могут поместиться четверо. Содержавшие в пути можно иметь своё, а можно и из капитанской кухни. Качество еды зависит от разных причин, а более всего от гастрономических требований капитана. Но есть в сибирской еде одна вещь, которую не выносит мало мальски цивилизованный желудок — это суп из толстой крупы и щи. Толстая крупа приготовляется из ячменя: она попросту выколоченный ячмень. Разваренный в говяжьем бульоне он разбухает до размера крупного гороху и окрашивает суп коричнево-серым цветом. Это очень скверное и грязное кушанье. Сибирские щи, если они готовятся в народном вкусе, тоже довольно скверны, а главное они вовсе не щи — это овсяная похлебка, к которой иногда подбавляют немного кислой капусты. Такая экономия в капусте объясняется редкостью этого овоща. Здесь зачастую — говорю о Нерчинском округе — встретишь крестьянское хозяйство, где на всю зиму заготовляется только две шайки кислой рубленой капусты. Варить щи из одной капусты очевидно невыгодно, и её подмешивают в иде украшения к овсяной или к другой какой-нибудь смеси.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |