Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

I.

Барки, сплавляемые по Медведице, закупаются на Волге уже готовыми. Закупка бывает двоякая: иные торговцы отправляются сами, или посылают приказчиков на Нижегородскую ярмарку, в Лаишев и Богородское, где происходит главный торг барками; другие покупают их в Саратове или в колонии Сосновке уже из вторых и третьих рук. Первый способ покупки выгоднее.

Купцы говорят: “Когда я люблю свое дело, не поленюсь сам поехать в Лаишев: та барка, которую я куплю на месте, там в Лаишеве, и сам сплавлю, выручит моипрогоны и харчи, да еще сбережет сто-двести рублей”.

Барки, покупаемые в Лаишеве, привозят туда железо с горных заводов, и по выгрузке его, когда товар поступит на пароходы и пойдет вверх по Волге к Нижнему, и барк и останутся порожними,-продаются судопромышленникам “из барышей”. В торговле, между промышленниками, они получают названия по заводам, на которых строятся: есть коломенки суксуйские, расторгуевские,, пастуховские, демидовские и другие. Лучшими считаются пономаревские и коноуховские .

Закупив партию барок, купец там же, на месте, разбивает их по частям, и по четыре или по пяти барок,смотря по величине их, складывает в одну цельную, наблюдая, чтобы составные части разных барок не смешались во время сплава и выгрузки. Для того, при разбойке посудин, на днище и на боковых обшивных досках кладется мета по ладе, то-есть по спаям досок, преимущественно в виде римских цифр, как они употребляются нашими неграмотными простолюдинами на барках. Этот груз стараются сплавить к Саратову до осени, иначе барки могут зазимовать где-либо в дороге. Барки сгоняются также к колонии Сосновке, ниже Саратова. Разбойка посудин, погрузка, наем рабочих для сплава, сплав и выгрузка меченого леса обходится от 60 до 70 руб. за барку; цена же их на месте, в Лаишеве и Нижнем, бывает различна, смотря по обстоятельствам; но заметно, что, но мере возвышения цен на лес, и самые барки дорожают год-от-году. На медведицкий сплав к 1856 году покупали их от 150 до 200 рублей за барку; на 1857 год по 200 рублей, а к навигации 1858 года за те же самые барки платили уже по 250 и 500 рублей. Это -цена па месте. Те же хлеботорговцы, которые не озаботились покупкою посудин в Лаишеве и Нижнем, платили за них в Саратове почти вдвое.

Сюда приходят преимущественно ветлужские коломенки и лебедянки с дегтем, смолой, лубом, угольем, рогожей, мочалой, тесом, с тонкою верёхой для разных поделок, с шестом, липовым лесом, по преимуществу в пиленых досках для столярной работы, и с березовым дрючком. За ветлужские коломенки и лебедянки платили в Саратове от 400 до 600 рублей и более . Конечно, размер лаишевских, богородских и макарьевских барок меньше: первые имеют длины от 18 до 19 сажень и ширины от 12 до 13 аршин, а коломенки-от 19 до 21 саж. длины и от 15 до 16 и 17 аршин ширины; но покупка на месте все-таки обходится дешевле; притом лаишевские барки сплавляются по Медведице в таком виде, в каком куплены, а коломенки, которые побольше, неудобны для медведицкого сплава, и потому переделываются.

В Саратове покупаются также белозерки, которые приходят большею частью с известью.

Осенью, когда барки сгонятся к Саратову и к Сосновке, начинается сухопутная перевалка их на Медведицу. Здесь разбиваются и остальные посудины, в которых сплавлялся по Волге закупленный барочный лес. Перевалка бывает спешная, до первого снегу, если барки куплены заранее и достигнут Саратова во-время; в противном случае лес перевозится санным путем, смотря по цене извоза, в декабре и январе.

Сборка готовых барок и стройка или переделка их производится на следующих медведицких пристанях: в селе Копенах, графа Гурьева (Копены считаются главным пунктом всей этой местности), в колонках Гришачинском (Гречина Лука) и Крестовом (Крестовый Буерак), в селах Андреевке, Жирном, в колонке Линевом, вв Мазуровке, при впадении Терсы в Медведицу, в слободе Красном Яру, в с. Громках, Мариновке (Орехово, графа Орлова-Деписова) и Краснобаевке. Последние две пристани находятся уже в земле Донских казаков. Краснобаевка составляет самый крайний пункт, где производится сборка и стройка барок. Все эти пристани размещены ниже Копен; а выше этого пункта, вверх по Медведице, погрузка хлеба иногда бывает в Отаевке, выше Копен на 20 верст, в Федоровке, в 60 верстах от Копен, и Лысых Горах- в 80 всрстах по воде. Это крайний северный пункт судоходства реки.

Ряда с фурщиками на перевалку барок из Волги в Медведицу бывает двоякая: подряжают извозчиков пофурно и оптом, а иногда и поштучно. За одну фуру, какая бы она ни была, конная или воловья, если перевалка бывает на колесах, платят от одного рубля до рубля пятидесяти копеек. смотря по тому, каков путь и как дороги корма. Если извозчики рядятся на целую барку, оптом, то цена бывает от 100 до 250 рублей, смотря по времени. В перевалке поштучно берется в расчет самая тяжесть и величина барочного леса, и потому по каждой статье бывает особая ряда: с копаней столько-то, с днищ столько-то, с чоблоков столько-то и т. д.

В извоз поступают государственные и помещичьи крестьяне окрестных сел, а иногда немецкие колонисты. Под сосновские барки нанимаются фурщики из колоний Сосновки, Таловки, Норки, а также крестьяне копенские и невешкинские; в Саратове же барочный лес забирается преимущественно теми подводчиками, которые привозят в Саратов хлеб на продажу, именно - из Поповки, Рыбушки, Карамыша, Широкого, Дмитриевки, Федоровки, Белоозера и др. При отправке каждая партия получает накладную, которая имеет особую форму: при обширных торговых операциях, когда отправляется значительное число барок, для большего удобства в счете и поверке количества отправляемых статей, каждая статья в накладной пишется особо - копани, днища, боковины, - все это заносится, счетом, в особую графу. Вообще, сколько назначено для перевалки разных барочных принадлежностей,столько делается продольных линеек в каждой накладной в особо для того приготовленной счетной купеческой книге. По большей части накладные пишутся таким образом: “В Копены, отправки (положим) купца Зайцева: села Широкого, Иван Дмитриев с товарищами, па 25 подводах: копаней 16 штук, 3 днища, 10 боковин, накрутков 8, 4 бархота, 2 сопляка, два чоблока; итого 55 штук. Цена фуре 1 руб. 50 коп. Задатку выдано столько-то; остальное доплатить по сдаче в Копенах”. Эта накладная вносится в купеческую книгу накладных слово-в-слово, по каждой статье отдельно и в отдельные графы.

При свалке леса па пристанях, каждая барка кладется отдельно, в некотором расстоянии одна от другой, чтоб таким образом не смешать части разных посудин, что при окончательный сборке их делает для рабочих большое затруднение, тем более, что барки очень похожи одна на другую и формой, и величиной, особенно когда куплены у одного заводчика: при одинаковом размере и форме леса нет никакой возможности плотно сложить судно, когда части его перемешаны, отчего доски приходятся одна к другой не плотно и в барках может оказаться течь.

Ко всему этому прикупаются на Волге еще другие принадлежности, необходимые для полного сбора барки, а именно: 1) цельные деревья от 6 до 7 и 8 сажень длиннику, которые пилятся на доски известной толщины; доски идут на наводку стен в барке: так-как стены волжских барок очень низки, большею частью не превышают 10 четвертей, а для сплава по Медведице необходимы но крайней мере 14 четвертей, то обыкновенно уже на медведицких пристанях стены эти поднимаются еще вершков на 16; 2) верехи или тонкие деревья, которые режутся пополам для бычков или поясов: когда барка пробьется, то-есть проконопатится, тогда по самой пробойке пришиваются тонкие деревянные пояса, вроде обручей, чтобы из щелей не выбивалась конопать, в случае если барка во время плава ударится о берег, по-трется о дерево или об карчу,-чтобы, как говорят здесь, не ободрало лосту ; 3) гребля или гребки, то-есть весла для барки, тонкая верёха от 4 и до 6 сажень длиннику; 4) мочала и пакля для пробойки; 5) плицы, деревянные черпаки с ручками для отливки из барок воды; 6) верёха для чоблоков; 7) шест для постилки на днищах копаней; 8) подтоварник, вроде тонкого бруска, для лопатей, накрутков и для подгреблин; 9 ) луб, и 10) шпигорь, скоба и другие виды железа для разных поделок и на инструменты рабочим.

Когда я смотрю на эти длинные обозы с барочным лесом, которые ежегодно тянутся от Волги по направлению к Медведице, мне становится страшно-жаль русского извозчика. Говорят, что он берет очень дорого за такой ничтожный переезд, как от Сосновки или Саратова до Копен: мне кажется, напротив, что он берет очень дешево; что русский человек и здесь, как везде, не умеет ценить свой труд, который слишком тяжел для того, чтоб оценить его, вместе с трудом его лошади или пары волов, в рубль серебром. Сделайте смету, и вы увидите, что при ряде извозчик кладет в счет только цену харчей и дороговизну кормов, и забывает много другого, что дороже хлеба и сена. Притом надо знать эту ухабистую, страшно-разбитую дорогу от Волги к Копепам, чтоб понимать всю тяжесть извоза. Это дорога проселочная.

Осенью, колеса едва вертятся по глубоким, вязким колеям, пробитым в грязи вершков па шесть; по мокрым балкам лошади выбиваются из сил, и едва успевают, после таких переездов, поправиться к весне, чтобы быть в силах тащить соху; ручьи от осенних дождей бороздят дорогу в разных направлениях; водороины ничем не засыпаются; мостов и гатей вовсе нет. Часто целый обоз останавливается на каком-нибудь косогоре, чтобы общими силами, на плечах, вытащить из грязи увязшую подводу. И это повторяется часто остановки продолжаются по несколько часов.

Зимой, по первопутью, передовые обозы проходят благополучно, по ровной ещё дороге, и скоро сдают накладные в Копенах. Но они уже испортили дорогу. Обыкновенно восьми и девяти-саженные брусья, гибкие боковины и днища кладутся на подводы так, что к передку саней прикрепляется только один конец, толстый, а все остальное дерево тащится за санями по дороге, па расстоянии девяти сажень от лошади; гибкие концы боковин и девятисаженные брусья, при неровности пути, бороздят дорогу до самой земли; лошади задних подвод идут по избитым колеям, и то опускаются в ухабы, то с трудом выходят из них.

Так-как эта дорога проселочная, то на ней нет ни постоялых дворов, ни других ночлегов. Обозы останавливаются кормить там, куда успеют доехать. Они идут день и ночь.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |