Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

III.

По окончании перевалки леса, в то время когда закупка хлебов приходит к концу и амбары набиты доверху, спешат нанять рабочих. За наймом бурлаков посылаются купеческие приказчики в уезды Нижнеломовский, Наровчатский, Керенский и Спасский, куда они отъезжают в конце декабря, в январе или в начале февраля.

Пензенская, Тамбовская и Казанская губернии ежегодно дают насторону несколько десятков тысяч рабочих. Каждую весну наполняются толпами “верховых”, сенокосные пожни Донских казацких станиц и приволжских селений, которые побогаче других; их видим мы при уборке хлебов в Самарской губернии, в Саратове, за Царицыном и за Черным Яром; оттуда выходят хорошие косари в летнюю пору, зимой-шерстобиты, швецы и кожевники. Они видимо стремятся туда, где, при богатых материальных средствах дорог труд и выгоднее заработная плата.

Из этих уездов берутся и судорабочие для медведицкого сплава. Опытнейшие бурлаки выходят преимущественно из Нижнеломовского уезда, в особенности из вотчин княгини Долгорукой. Села, куда заезжают приказчики для найма бурлаков, следующие: Ростовки, Куваки. Студенец. Каменка, Головнищина, село Лещино, Пешее. Есть и другие места, откуда берут себе рабочих медведицкие промышленники; но нет ни одного, у которого на барках не было 6ы значительного числа Головинских. Так называются 6урлаки села Головинщины. Между судорабочими они пользуются заслуженной славой, потому что понимают сбор судов и лучше .других знают Медведицу; чем больше в партии “головинцев”, тем надежнее сплав: только тот караван может назваться хорошо укомплектованным, где на каждую барку приходится по крайней мере 10 “головинцев”.

Мне приходилось иногда слышать подобные суждения об этим деле:

-Говорят, ваши барки нынче неблагополучно доплыли?

-Да: у меня в караване было всего четырнадцать “головинских” - оттого.

Из этих сел берутся лоцмана, и уж наверное на передовой барке каравана помещается ”головинец”. Лоцмапа не получают особых аттестатов на свое звание, но общая молва утверждает за ними этот почетный титул.. Тот кто в продолжение нескольких лет счастливо доводил до Ростова вверенный ему караван, и на кого укажут бурлаки, может смело рассчитывать на лоцманское жалованье. Хорошим лоцманом дорожат все, купцам они известны поимённо. Лучшие лоцмана за один сплав получают до 300 р. сер.; прочим платят 100, 150 и 200 рублей. К опытному лоцману и бурлаки идут охотнее, и работают с большим усердием.

Из числа головинских избираются лоцманские помощники, которым платят от 40 до 50 руб. в один конец; чальщики получают от 55 до 45 рублей; прочие рабочие-50 и 40 рублей, если они головинцы и расторопнее других; но тем бурлакам, которые составляют чернорабочих между бурлаками же, собственно тягунам дают за весну 20 и 30 рублей, конечно на серебро. Для каждой барии полагается один лоцман, один помощник, четыре чальщика и 20 человек бурлаков-тягунов; некоторые из них считаются .водоливами. Это для простых, задних барок каравана. Для передовой же барки, которая называется караванной, полагают двух помощников и 8 чалыциков, потому что караванная барка имеет два баркаса для подачи па берег уреза и для других надобностей.

Наём бурлаков производится таким образом,

Купец, или приказчик, посланный за рабочими, по приезде -проложим- в Ломов, оповещает на базаре о своем желании, и к нему являются толпы народу, ищущего работы. Здесь происходит ряда. Обыкновенно бурлаки получают половину выговоренной платы и выдают приказчику свои так-называемые кормежные билеты. Но как русский человек по склонности к зелену вину не всегда бывает достаточно бережлив, то и просит приказчика-половину ли, или меньшую часть из условленной суммы внести в местное казначейство в счет подушного или для пополнения недоимки прежних лет; иногда он и сам это делает.

Здесь наем делается совершенно добровольно со стороны бурлака. Но его нанимают и другим способом. Наемщик отправляется по уезду, заезжает в села и там приглашает охотников: чем тяжелее год, тем их больше является. Чаще он обращается прямо в волостные правления. Писарь или голова показывают ему недоимочные ведомости и сами назначают в наем тех, кого захотят, - разумеется, за кем числятся недоимки. Стараются притом, чтобы рабочие наняты были в разных волостях и селениях. Наемщики имеют здесь свой расчёт: замечено, что бурлаки, взятые из разных волостей, работают усерднее, побуждаемые соревнованием и маленькой неприязнью, которая всегда проявляется между бурлаками разных волостей. Земляки теснее сближаются друг с другом; скрывают взаимные грешки и свободнее могут лениться, тогда как на чужих смотрят не совсем ласково, дают им разные характерные прозвища, и таким образом подстрекают к работе ленивых насмешками н разными кличками. Эти платят той же монетой своим противникам и выводят наружу маленькие плутки некоторых членов своей временной общины.-Это практическое правило соблюдается и в распределении бурлаков по артелям или по баркам.

В волости происходит такой же уговор, как и в городе: наёмщик платит половинную часть выговоренных денег и получает кормежные билеты, которые собираются в одну пачку и сшиваются в книгу наподобие шнуровой. Другие, конечно, делают и не так. Имена бурлаков вносятся потом в купеческую книгу с особым счетом для каждого, где и записывается, что забрано таким-то, когда именно и на что: иной выпросит рубль для семьи, другой на лапти, на веник в баню и проч.

Последний наем. конечно, не обходится без неудовольствий, потому что он обязателен для недоимочного мужика. Иной, быть может, и не хотел бы идти в опасную дорогу, так волость приказывает, да и свой брат мужик называет мироедом.

Сроком сбора бурлаков в Копенах назначается большею частью 25-е февраля: сообразно с этим уговором делается выгон их из волости. Они нанимают несколько подвод, и частью на санях, частью пешком направляются к Медведице. Этот переезд обходится бурлаку от рубля до рубля пятидесяти копеек, считая тут и стоимость дорожных харчей. Деньги платит хозяин из договорной суммы, и пишет в счет.

Явившись на пристань, лоцмана по общему соглашению выбирают себе помощников; потом в присутствии хозяина или приказчика, производится дележ рабочих по лоцманам и баркам. Таким образом составляются артели. При этом наблюдают, что бы дележ был по возможности уравнен, и ни одна барка не была бы обижена; чтобы на долю каждой достались хорошие и плохие бурлаки, головинцы и простые тягуны. В противном случае между лоцманами и рабочими является ропот и недостаток единодушия.

За тем хозяин делает опись каравану и рабочим, то-есть - означает, что такой-то лоцман принимает такую-то барку, такого-то помощника и чальщиков и столько-то рабочих. Бурлаки вместе со своим лоцманом нанимают себе квартиру и получают от хозяина избы стряпку; дрова хозяин также принимает на свой счет. Каждая артель избирает себе артельщика. который заведывает экономической частью маленькой общины: так как бурлаки большею частью подряжаются в сплав на своих харчах, то обязанность артельщика состоит в том, чтоб забирать у хозяина деньги в счет оставшейся половины собственно на покупку провизии для продовольствия артели, и вести точный счёт деньгам, потому что артель, часто контролирует действия своего эконома: он обязан отсчитываться всей артели в малейших расходах и наблюдать строжайшую экономию.

Споры бурлаков с артельщиком происходят поэтому почти ежедневно; его усчитывают правым и не правым образом, как удастся; а между тем сами же постоянно требуют, чтоб пища была и обильнее и вкуснее. Ненасытная артель едва ли не за каждым обедом приступает к артельщику:

-Давай сала! Подавай масла!-ты все поел.

- Вы сами поели, братцы, видит Бог.

Но его не слушают и беспрестанно посылают к хозяину за деньгами. Как дети они не рассчитывают, что с их аппетитом они не доплыли бы и до Качалина, когда б вполне удовлетворяли своему голоду. Для того приказчик каравана, поставленный от хозяина, постоянно наблюдает, чтоб бурлаки не растратили всего, что им следует получить за работу: а что только попало в их руки, то уж на другой день проедено и пропито дочиста. При всей бережливости они издерживают,

от прихода в Копены до выхода оттуда, от 1 р. 20 к. до 1 р. 50 к. сер. с человека, несмотря на то, что пищу употребляют самую простую и дешевую: чёрный хлеб, собственно сухари, и пшенную кашу с салом, конечно в скоромные дни.

Впрочем артельщик больше занят приготовлением для сплава провизии: для того он печет хлебы, режет их и сушит на сухари, закупает пшено для каши, свиное сало, соль . Для каждой ар гели, если она состоит из 25 человек, требуется, на все время пребывания в Копенах и на сплав, до полутораста пудов муки. до ста пудов пшена и пудов шесть сала. Пшённая каша составляет любимую пищу бурлаков и пшена выходит очень много: средним числом можно положить по фунту на человека в сутки, или четыре пуда на всю весну и часть лета до июля.

Лоцман, приняв артель, получает от хозяина необходимые инструменты для постройки барок: десять топоров, два лома, три кулака, три больших бурава для шашек, два малых, два навертушка , четыре выбойки, два долота, две скобели, пасошник, одно тесло (вроде “жолобчатого” долота, для выборки трубок или вороб), два чертежа, шнур для отбою, пилу поперечную, две лебезы , которыми конопатят барки, и проух, которым проушают весла. Кроме того лоцман принимает от хозяина два казана (большие котлы для каши), две большие деревянные чашки, по ложке на бурлака, но одному фонарю на барку, по четыре лопаты, по восемь ведер и по восьми штук плиц для отлива воды. Лоцман и помощник получают сверх того рукавицы и по шляпе; а за особенное усердие дается кафтан или красная “касандрийская” рубаха. Больше всех, конечно, награждается в этом случае караванный лоцман, который ведет караванную барку. Чальщикам не в счет подносится иногда вечером, при хорошем, по беспокойном сплаве, по стакану водки, потому что их обязанность самая трудная и опасная: в продолжение суток им придется раз пять-шесть выкупаться в холодной апрельской воде; руки их постоянно мокры и потерты канатами, а между тем они работают наравне с прочими поносными бурлаками. Всех больше страдают чальщики караванной барки; они заправляют ходом всех судов; делают промеры, отыскивают удобные места для чалки каравана и предупреждают другие барки от убоя.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |