Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |

VIII.

За Кондальским юртом караваны входят в землю Донских казаков. Прежде идут лесом,

До Мариновки плав не дурен, но там снова начинаются те же препятствия.

Вот их главный перечень.

18) Мориновская мельница. Здесь Медведица делится на два рукава; на одном проходе устроена мельница, на другом плотина с вешняком. Количество воды таким образом уменьшается в каждом проходе на половину. Стремление воды к мельнице очень сильно, и потому, при приближении к тому месту, где река двоится, чальщики выбегают с урезом на левый берег, стараясь, чтобы барка дала рыск от косы; огибая косу, подходят к вешняку по урезу же, где снова выбегают с двумя урезами. из которых на одном сдерживают барку, чтобы она не ударилась о левый приух вешняка, а другим отвлекают ее от плотины. Несколько ниже река перегораживается двумя мелями, киторые тем опасны, что здесь барка может зайти за чужую.

“Зайти за чужую” называется то, когда барка, встречая по сторонам мели, а между ними углубление, род фарватера, ”чужую”-доходит наконец до того места, где, при выходе из “чужой”, проход становится мелок и узок: в таком случае за невозможностью идти дальше или двинуться в сторону , барка становится на мель, в узком фарватере между двух кос. Для того чтобы выйти из “чужой”, барку необходимо снять с мели и вести назад против течения.

В Мариновском юрте находится несколько таких “чужих”.

19) Даниловский юрт не представляет никаких особенных затруднений: река идет по ровному глубокому руслу; с левой стороны возвышаются меловые горы, и барки преимущественно держатся этого берега, потому что он безопасен; есть несколько проносов вправо, в лесные озера и затоны, но они не так быстры, чтобы нельзя было направить барку по фарватеру. Зато Даниловская или Краснобаевская мельница с плотиною чрезвычайно опасна: левый приух вешняка выдается углом почти на середину реки; русло извилисто, а проход к мельнице отвлекает большую часть воды; притом плотина поднята очень мало, заливается водой от мельницы до самого каменного берега левой стороны. Чальщики выбегают с урезом на косу, против мельницы, чтобы отвлечь барку от левого приуха. Вода, стремительно выбегая из узкого и косо устроенного вешняка, ударяет прямо в левый каменный берег реки, и только при сильных и дружных ударах поносного весла барка отклоняется влево; в противном случае силою воды она может быть увлечена к левому берегу и убиться о камни.

20) В Березовском юрте, около хутора Бобровского находится опасная коса, а возле хутора Исаева куст, заливаемый водою. Недалеко от станицы река изменила фарватер и барки должны входить в пронос.

21) Около Молодильской станицы - те же опасности.

22) Проходя Заполянским юртом, барки встречают пронос с левой стороны, а потому посредством уреза придерживаются правого берега реки; а проходя вешняк станичной мельницы, дают урез на обе стороны; против самой станицы отлогие косы, скрытые под водой, имеют несколько “чужих”.

23) В дачах Орловской станицы Медведица изменила русло в 1856 году, а потому, на протяжении двух верст, караваны должны плыть узким проносом; мимо станичной мельницы барки проходят па гребле.

24) В Етеревском юрте, против хутора Бобкова, караваны попадают в суводь, и редкий год проходит без того, чтоб барки не пострадали в этом месте. С правой стороны реки находится большое озеро, и вода, стремясь в пронос и выходя из него, производит эту суводь: редкая барка попадает на стержень реки, но большею частью ее втягивает в суводь; за ней входит другая; от быстроты воды барка забирает глубоко поносным веслом и обращается вверх по течению воды в суводи; напором воды заднее весло сбито с подушки, подвесельник лопнул, и барка как поплавок начинает вертеться на одном месте около часу, а иногда часа два, пока ее не выведут на стержень реки. В то время когда одна барка вертится таким образом, то поднимаясь вверх сажень на сто, то уходя вновь за течением воды, другая попадает туда же; одна идет вверх, другая вниз, барки встречаются, трутся боками, выдавливают одна у другой боковины; и тогда погибель неизбежна.

Теперь обыкновенно в этом месте принимают предосторожности: когда раздастся голос караванного лоцмана-“суводь!” - задние барки начинают чалиться и рабочие поспешают спасать ту барку, которая попала в суводь; ее выводят на стержень, а за ней проводят и остальной караван.

25) У Етеревской мельницы левый берег реки очень низок, отчего в большую воду он становится опасен для барок, которые при малейшей неосторожности могут попасть на яр, скрытый под водою. В таком случае, для того чтобы попасть в вешняк, надо выбежать с урезом на правый берег реки.

26) В Серебряковском или Михайловском юрте, Медведица проходит по густому заповедному лесу, в засоренных берегах; течение её очень быстро; растущие по берегу реки в заповедной роще старые деревья, склоняясь над водою, почти каждый год причиняют повреждения караванам, ломают на барках гребенки, весла, палубу, а иногда увлекают в воду самого лоцмана с его подмостков и рабочих. Иное дерево, будучи подмыто водой, чуть лепится на берегу, держась на гнилом корне, и, при первом прикосновении барки, обрушивается на палубу, ломает гребки, сбивает правильные весла, зацепляет канаты и урезы. Все это не проходит даром. При том здесь попадаются частые проносы влево и вправо, между которыми барки проходят на урезах, и одна россыпь недалеко от слободы Михайловки.

27) При Михайловской мельнице вешняк устроен дурно и плотина слишком высоко поднята над уровнем реки, отчего происходит сильное падение воды в вешняк; при выходе из него, на самой середине реки находится небольшой осередок, заросший тальником; барки, минуя вешняк, бьют поносным веслом направо и таким образом обходят осередок. Иные барки попадают на мель, откуда их снимают полиспастом или, как здесь говорят, ”съемным канатом”; многим приходится разгружаться, чтоб только сойти с этого осередка; иные, наконец, будучи проломлены, гибнут совершенно.

28) В Арчадинском юрте, против почтовой переправы, в том именно месте, где астраханская дорога пересекает Медведицу, вдоль реки образовалась розсыпь; ниже розсыпи, в 1854 году русло реки изменилось, и теперь караваны должны идти узким проносом на протяжении версты; против самой Арчадинской станицы река троится: в двух правых рукавах течение воды очень сильно; но они глубоки только в начале, а иа исходе так мелки, что ни одна барка не может выйти на глубокую воду Медведицы, а потому стараются попасть в левый рукав, спуская барки но урезу. Ниже этого места река также изменила недавно фарватер, и караваны входят в пронос, которым и плывут до самого Кепенского юрта.

29) На протяжении пяти верст по Кепенскому юрту барки идут правым рукавом Медведицы, при входе в который на самой середине находится большой иловато-глинистый огрудок; он перегораживает реку почти вплоть от одного берега до другого, и вода перекатывается через него как через плотину; потому чальщики выбегают с урезом на яр, возвышающийся с правой стороны реки, и осторожно пропускают каждую барку у самого берега, опасаясь засесть на огрудках. При выходе из рукава в Медведицу, барки попадают в суводь, которая образуется здесь от слияния вод двух рукавов: они соединяются почти под прямым углом.

30) Скуришинский юрт изобилует мелями на протяжении десяти верст. В том месте, где оканчиваются мели, река делится иа три рукава; настоящее русло Медведицы неудобно для хода но своему мелководью, а проход, который глубже других, так извилист, что барки не иначе могут ходить между коленами, как постоянно работая поносным веслом вправо и влево, чтобы не ткнуться в яр в каком-либо изгибе. В одном месте вода прорвала самый яр и на протяжении версты бежит с неимоверной быстротою. Это место называется бешеным ериком. Когда караваны входят в этот узкий и извилистый проход, на каждую барку отряжается двойной комплект рабочих; все время они работают только поносным веслом, направляя барку между коленами, чтоб она не ткнулась каким-либо образом в яр и не загородила собой всего прохода. При первом ударе в берег, барка может стать боком и наверное будет переломлена надвое, как это случилось с баркой графа Орлова В 1846 году: барка, перегородив пронос, не выдержала натиска воды и переломилась в самой середине, а все остальные караваны шли через неё, ломая и увлекая с собой то, что оставалось ещё целым.

31) Юрт Глазуновской станицы: верстах в шести выше станичной мельницы, влево, образовался значительный пронос, который берет в себя две трети всей медведицкой воды, но сам по себе неудобен для плава, потому что в нем попадается много карч, дубов, растущих на самой середине проноса, на котором, сверх того, устроена Мельница, без вешняков; она нисколько не задерживает воды, и оттого по всему протяжению реки до другой мельницы, которая устроена на Медведице беспрестанно высыпаются мели и песчаные перекаты. На этой мельнице вешняк устроен не на фарватере, а на прорве, отчего и воды в нем очень мало; саженях в 10 от вешняка почти в упор высыпалась длинная коса: выходя из вешняка, редкая барка не ткнется носом в песчаную отмель и не отурится, как здесь говорят (“отуриться”-пойти задом).

32) Староостровской юрт, как и названный сейчас глазуновский, имеет в каждом колене по несколько песчаных отмелей, изобилующих “чужими”.

В исходе островского юрта, против Ильменских хуторов, иначе называемых Меловыми, находятся огромные россыпи в расстоянии 8 верст от впадения Медведицы в Дон. Это главнейшая медведицкая россыпь. Она тем опасна, что изменяется ежегодно, делая отмели то в том, то в другом месте; иногда в одну весну бывает три или четыре перемены: где в прошедшую весну, или наконец за неделю, было глубоко и безопасно, там делается коса, перегораживающая всю реку, а где за несколько дней барки перегружались по мелководью, там проходят свободно.

Должно заметит ь, что если бы не было Ильменских россыпей, то при хорошей полой воде те барки, которые имеют 5 - 6 четвертей осадки, могли бы беспрепятственно идти на 8 четвертях. Редкий год проходит без того, чтоб не разгружали здесь какой-либо из запоздавших двумя-тремя днями караванов. Обыкновенно, разгрузка делается таким образом: разгружают прежде одну барку каравана и употребляют ее вместо паузка; взяв часть груза с одной какой-либо барки, паузок провозит его через мель до другой барки, ниже, вышедшей уже на живую воду, и снова нагружает ее, потом его тянут на урезе вверх за новым грузом и, облегчив таким образом все тяжелогрузные суда, паузок и сам, нагрузившись, присоединяется к каравану.

Но эта разгрузка обходится не дешево: в 1848 году на Ильменских мелях разгружали до 20 тысяч четвертей и платили за работу по 40 к. сер. с четверти, что составит чистого убытку до 8,000 целковых; в 1852 году платили по 15 коп. с четверти.

При этом чрезвычайно страдают самые Ильменские хутора: толпы бурлаков, таская паузок снизу вверх, срывают канатами крыши с казацких куреней, ломают сады, уничтожают заборы и плетни. Сколько слез и просьб и проклятий тратят напрасно бедные казачки, у которых погибает здесь достояние, и никем не вознаграждается.

-“Засори, Господи, совсем проклятую реченку, чтоб нас русь не обижала”, говорят казачки.

И молитва их, кажется, услышана. Мели все увеличиваются.

33) Мельница Семи Анбаров не имеет вовсе вешняка: в хорошую весну напором из Дону вода поднимается и барки проходят благополучно.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |