Речная старина

О сайте | Ссылки | Благодарности | Контактная страница | Мои речные путешествия |
Волга | Днепр | Кама | Нева | Ока | Окно в Европу | Север | Урал и Сибирь |
Материалы из газет, журналов и книг | Путеводители | Справочные и информационные материалы |
Список пароходов (1852-1869 гг.) | Справочник по пассажирским пароходам (1881 - 1914 гг.) | Старый альбом | Фотогалерея |
Коллекция Елены Ваховской | Коллекция Зинаиды Мардовиной | Коллекция Игоря Кобеца | Коллекция Сергея Новоселова |
События 1841-1899 г.г. | События 1900-1917 г.г. | События 1918-1945 г.г. | События 1946-1960 г.г. | События 1961-1980 г.г. |
Промыслы и судоходство местностей, где лежат Ладожское и Онежское озера

Промыслы и судоходство местностей, где лежат озера Ладожское и Онежское весьма значительны. Благодаря огромным лесам Финляндии, Олонецкой и Вологодской губерний, хотя и порядочно потревоженным, но все еще довольно богатым строевыми деревьями, здешняя торговля лесом и лесными материалами, при непроизводительности почвы, доставляет хорошее подспорье для местных жителей, занятых рубкой дерев, их подвозкой на пильные заводы, распиловкой их, сидкой дегтя и гонкой смолы, а также нагрузкой их на суда и перевозкой. Многие заняты выломкой гранита, мрамора, известкового камня и приготовлением извести; здесь же добывают мел, охру, белую глину, небольшую часть каменного угля годного для фабрик и проч. Прибрежные жители этих озер заняты рыболовством, которое весьма значительно и замечательно по разнообразию хорошего свойства рыбы; так, в них ловятся осетры, стерлядь, сиги, лососи, палья, налимы, окуни, судаки и др. В северной части Онежского озера, около Песочных островов ловят ряпушку; на лов ее осенью, собирается до 500 лодок, с 500 неводами и кереводами. Палья - род форелей, также ловится преимущественно в этих местах, Здесь же производится улов особого рода сигов похожих на белорыбицу, доходящих до 20 фунтов весом. Белое озеро славится своими снитками; общий улов рыбы здесь доходит до суммы в 50000 руб. В Кубенском озере рыболовство также значительно, оно доставляешь порядочный заработок местным жителям доходящий до 150000 руб. Часть рыбы идет на местное потребление, а часть ее везется в Петербург, особливо хорошиe сорта имеющие постоянный и верный сбыт.
К местной рыбе с пристаней Повенецкой и Путкинской присоединяют сушеную треску, семгу, дичь доставляемые из Архангельской губернии; все везется в Петербург.
Пароходы компанейские и частные конечно занимают первое место между перевозочными средствами. Они поддерживают правильное сообщение между Петербургом, Шлиссельбургом, Валаамом, Каневцом, Сердоболем, Петрозаводском, Повенцом и разными пристанями Ладожского и Онежского озер, перевозя более ценные и срочные грузы и пассажиров. На этих пароходах, можно сказать, существует весь порядок требуемый от порядочного каботажного судна. Они управляются сведущими шкиперами, большею частью из морских офицеров, снабжены морскими картами, компасом и проч. Публика имеет к ним доверие и плавает на них безбоязненно. Некоторые из них успевают побывать в Петрозаводске до 90 раз в лето.
Совсем не то встречается   на   парусных   судах озерных флотов и особливо на гальотах (Описание Ладожского озера г. Андреева). На них, а уже тем более на других судах, нет даже порядочных компасов; о лаге, лоте, картах нечего и говорить; компасная картушка разделена только на 8 главных румбов; компас заключен в ящик прибитый железными гвоздями! Какой верностн ожидать можно от такого соседства с магнитом? Компасные румбы эти носят у них те же названия что у Поморов и именно: N—сивер или полуночник, N0—меженкин, 0—всток, SO—зимняк, S—южный или полуденник, SW—шалонник, W—Запад или западник, NW—подсиверный. Лоцмана и шкипера на судах или Финны или Pyccкиe; как те так и другие люди не сведущие, ходят больше по приметам, а потому нередко сбиваются с пути и натыкаются на мели, хотя плавание по озерам, при малейшем внимании и осторожности, совершенно безопасно. Из них к Финнам можно иметь еще более доверия, чем к нашим соотчичам. Финн, если не знает какой местности—откровенно скажет, что не знает, не бывал. Русский же напротив, нахвастается, что везде был, все знает и старается закидать словами, лишь бы заполучить место шкипера. Едва облекшись в качество командира судна, он ведет его зря, сбивается с пути и хорошо еще если только поблуждает по озеру и не посадит на мель. Спросите например у такого бахвала, как пройти туда-то? Он, не запинаясь, ответит вам: „когда вздует подсиверный, тогда держи на всток, а впереди знай близко луды (мели)мечи прочь, а исповедовавши воду, будешь на доброй глубине; это верноне сумлевайся. Вот и все". Вот одна из выдержек из лоции судового капитана! Если ему нужно взять такой курс, который идет на какой либо промежуточный румб между указанными на компасе, хотя бы например на NNO, то он выразится: держи в средину меж сиверным и меженником, на NOTN—держи ближе, ближе к меженнику и т. п. Вот рулевой и держит как говорится на-глаз, потому что на компасе нет этих делений, они только подразумеваются, а когда дойдут до места — тогда видно будет туда ли пришли, куда направляли судно. На плохих судах, да еще с плохими вожатыми, судоходство конечно идет плохо. Лоцмана, судохозяева или шкипера, выжидают обыкновенно попутного ветра и предпочитают идти артелью. Если идут они с севера на юг, то выходят под вечер, стараясь держаться ближе к левому берегу. Если все благополучно, то в сутки, при ровном ветре, они дойдут до Кошкинского рейда, либо до Вознесенской пристани. Если же застигнет их туман или ветер задует противный—они спешат под берег, выбирают затишье и бросают там якорь: здесь, считая себя в полной безопасности, команда заваливается на печь, с которой неохотно расстается, хотя бы обстоятельства и переменились в их пользу; от чего частенько пропускают поветер; но беда если засвежеет ветер—нередко суда выбрасывает на берег, а иногда и разбивает.
Соймы плавают смелее; эти суденышки не пугаются противных ветров и доходят до места назначения, лавируя. Сойму везде можно встретить; она идет и в Онежское озеро и в Неву и даже выходит в финский залив и доходит до Выборга и Роченсальма. Сойма идет и в Лугу и добирается иногда до Нарвы. Малые соймы, при совершенном штиле, ходят и на веслах. Сойма возит и товары, возит и богомольцев на Валаам, Каневец; везет до Повенца богомольцев идущих в Соловки, словом сойма есть самое употребительное судно на водах окружающих Петербург.
Не следует однако думать, что сойма есть безупречное сооружение, она сносна только за неимением лучшего, но и ей пора бы было преобразиться, приобрести лучшую оснастку, лучшую парусность и более сведущих вожаков; последние хотя и управляются соймой довольно ловко, но при плавании также блуждают как и гальоты, если их застигнет невзгода. Невежество простолюдинов, большею частью Олончан, зараженных расколом, крепких к старинным преданиям, много вредит делу и улучшение судостроения и плавания ждет еще своей будущности. Здесь также, как на всех описанных уже побережьях, необходимы мореходные школы; потребны сведущие судостроители; те и другие принесли бы несомненную пользу. В настоящее время короткий путь грузовых судов   от Сяси, либо   от Волхова  до р. Невы совершается по каналам, на что употребляется до 30 дней. Нередко запоздавшие суда замерзают в каналах, срочные грузы перевозятся гужем, на что тратятся большие суммы в прямой ущерб торговли. Тогда как, если бы на Ладожском озере были хорошие мореходные суда, они могли быпринимать грузы с барок в устьях Волхова и Сяси и везти прямо в Петербург, на что потребно не более 2, много 3 дней. Сохранилось бы время, сохранились бы и деньги на содержание безобразных барок и дорого стоящих каналов. Наконец самые барки строящиеся в настоящее время на одну путину, можно было бы заменить более прочными баржами, которые служили бы но нескольку лет, чрез что сохранились бы наши леса — наше богатство, истребляемое  до сих пор совершенно неразумно.



| © "Речная старина" Анатолий Талыгин 2006-2017 год. | Контактная страница. |