[1895] Происшествие на пароходе «Пушкин» общества «Самолет»

«Сам. Г.» сообщает о следующем происшествии на пароходе о-ва «Самолет» «Пушкин». Капитанам пароходов становится не в моготу от наступивших жаров в одолевающей скуки летнего затишья. Нужно чем-нибудь развлечься. Объектами их стремления к развлечению являются, конечно, пассажиры и посетители пароходов у пристаней. В субботу, 24 июля, вечером, пароход «Пушкин» шел вверх по Волге. В качестве пассажира сюда явился какой-то самарский обкатывать и, взяв билет, задумал распить на прощанье с провожавшим его солдатом местной команды бутылку пива. Друзья уселись на балконе 1 класса. В это время к ним подходит капитан парохода и, обращаясь к пьющим, объявляет, что пить тут пассажиры 3 класса не имеют орава. Солдат, как неимеющий права ездить в классах 1 и 2, смутился, произошло «недоразумение», разрешить которое хотел было подвернувшийся офицер, который объявлял капитану, что с разрешения офицера нижний чин имеет право поместиться и в 1 в во 2 классах. На такие доводы капитан заметил, что хозяин парохода он и до офицерского разрешения ему нет дела, и что ему, капитану, пароходные порядки лучше известны, так как он тридцать лет уже служит капитаном. Отпор был выражен в дерзкой форме. Стала собираться публика, привлеченная скандалом. Офицер, рассерженный нахальством капитана, обратился к нему с требованием сказать, по какому он праву распоряжается на пароходе. Капитан ответил, что по праву капитана. Тогда офицер объявил, что он признает только тех капитанов, которые носят. установленную для них форму, в которые, указывая на правила, сами эти правила соблюдают: поэтому офицер предложил капитану надеть форму,—тогда и может быть с ним разговор, как с капитаном,— и указал, что за тринадцать лет капитанской службы, капитану пора бы звать, что для него обязательна установленная форма. Каптан удалился за форменной фуражкой и, возвратясь, продолжал шуметь, доказывая, что солдат должен на пароходе исполнять требования капитана парохода, а не своего начальства. Препирательство заключалось занесением жалобы офицера на дерзость капитана в жалобную книгу для пассажиров.

Заметим, что пароход, когда стоит у пристани, едва ли подлежит ведению одного только капитана. Пароходные агенты могли бы своей властью несколько придерживать развязных повелителей волжских пароходов.


(Из журнала «Русское судоходство», 1895 год, № 162, стр. 149 - 150)
Упоминаемые суда: Пушкин.
Упоминаемые судовладельцы: «Самолет», общество акционерное пароходное.