[1898] Поездка на пароходе Миссисипи общества Зевеке

Мы прикатили на извозчике на пристань пароходства «Зевеке»[в Казани], ко времени прихода одного из пароходов этого общества. Первым нашим делом, по приезде на конторку, было обратиться в кассу за билетами; это я взял на себя, возложив на других заботу об охране нашего багажа. Едва дождавшись своей очереди лицезреть кассира, я обратился к нему с лаконической фразой:

- Три билета 2-го класса до Саратова!

И получил ответ:

- Билеты 1-го и 2-го класса не продаются.

- Как?!

Можете себе представить мое удивление и смущение.

- Очень просто, - следует поясняющий ответ, - все проданы или распределены по требованиям.

- Да что же это такое?.. Как нам теперь быть?

Перспектива ехать в 3 классе, когда едешь для собственного удовольствия, а не по нужде, нам вовсе не улыбалась. Я всей своей фигурой, очевидно, изобразил более, чем изумление, потому что кассир снизошел до обстоятельного разъяснения мне неожиданного факта. Ждут до парохода и не продают билеты.

- Помилуйте, да что ж это такое?...

- Видите ли, у нас, как вам, вероятно известно, продаются билеты, по удешевленной таксе – это раз, а второе – при покупке билетов в передний и обратный путь делается еще скидка.

Это я, действительно, знал хорошо, хотя все еще плохо понимал случившееся.

- Вот это-то последнее условие, т.е. продажа билетов вперед и обратно, и ставит администрацию в затруднительное положение. Мы до прихода парохода никогда не знаем, сколько свободных мест может быть в каютах и, понятно, не можем продавать билеты. А сегодня, на ваше несчастье, здесь, в Казани, предстоит еще пересадка с парохода, идущего из Нижнего. На этом пароходе, несомненно, едет масса классных пассажиров с билетами прямого сообщения, может быть, до Астрахани. Для них-то и необходимо прежде всего позаботиться о местах.

Причины вполне основательные, что и говорить, хотя нам от этого было не легче.

Я опять начал с вопроса - как же нам быть?

- Нужно было записаться на место за два, за три дня ранее, – мог сказать только кассир в утешение нам.

Таким образом, нам предстояло или оставаться в Казани до следующего парохода, или же ехать в третьем классе; ни того, ни другого, нам не хотелось. Между тем, вскоре подошел и пароход снизу - «Миссисипи», который должен был дождаться другого сверху, принять пассажиров и идти, как глубокосидящий, обратно. А все волжские мели! - думал я. Поднялась суматоха, еще более усилившаяся от невольного негодования пассажиров, оказавшихся в таком же положении, как и мы. Я раздумывал о том, как поступить в этом случае, и, наконец, вспомнивши французскую пословицу, “a la querre comme a la querre!” решил действовать и за себя, и за товарища (третий компаньон взял билет 3-го класса до первого города).

Забравшись на пароход, когда пассажирская сутолока несколько уменьшилась, я занял своим багажом первые же два свободных места и стал ждать результатов, какие может вызвать это насильственное вторжение. Если для пассажиров, запасшихся ранее билетами, мест будет недостаточно, то, понятно, придется благородно ретироваться. Но если места эти окажутся свободными, то я уже не уступлю их никому.

Хитрость моя вполне удалась. Пассажиры мало-помалу разместились. На пароходе установился порядок, а между тем наш багаж и не думали тревожить. Только какие-то два студента перебегали еще взад и вперед по общей каюте. Ну, думаю, плохо: не выгорело! Обращаюсь к ним:

- Скажите, пожалуйста, вы, вероятно, остались без места?

- Нет, нет! У нас даже есть одно свободное. Угодно вам занять?

- Очень благодарен: я уже поместился. Мне только хотелось узнать – не занял ли я невольно места, на которое вы могли иметь большие права?

После этого объясниться с кассиром и достать билеты 2-го кл. было уже не трудно.

Нужно сказать, что хотя билеты на право поездки нам и пришлось брать с собою, однако же самый пароход, на который мы попали, по своим удобствам и, вообще, устройству, этого совсем не заслуживал. Из большого числа пароходов общества «Зевеке» существующего с 1872 года, если за начало открытия действий этого общества считать спуск на Волгу первого парохода «Переворот», переименованного впоследствии в «Колорадо» - пароход «Миссисипи» был одним из первых в отношении времени спуска и поэтому в настоящее время считается одним из последних в отношении своего устройства и связанного с этим удобства пассажиров.

Впрочем, сначала он мне не показался слишком отставшим от современных требований, предъявляемых к пароходам, и только уже впоследствии, поездивши на других пароходах того же общества, а в том числе и на лучшем из них – «Ориноко», я мог с полным основанием отнестись к «Миссисипи» критически и даже пренебрежительно.

Одним же из главных неудобств этого парохода представляется то, что окна его кают не выходят наружу к свету, а в коридоры, отделяющие на обоих его бортах каюты его администрации, представители которой одни только и пользуются здесь правом видеть свет Божий прямо из кают.

При таком устройстве, понятно, и иметь стекла в окнах нет надобности, и они действительно заменены деревянными решетками.

Сидеть, следовательно, в пассажирской каюте днем, хотя бы из желания освободиться на некоторое время от докучных иногда физиономий общей каюты, здесь нельзя. Сюда приходят только спать, да разве мечтать, если найдутся такие любители, чему много способствует обязательная здесь полутьма.

В довершение всего, «Миссисипи», обязанный, по расписанию, отправиться из Казани в 2 часа дня, на самом деле тронулся только в 8 часов вечера, благодаря массе принимавшегося груза – до 300 т. пуд.

Последнее неудобство, впрочем, в пассажирах «Миссисипи» особенного волнения вызвать не могло; почти две трети их избирают подобные «тихоходы» прямо-таки за их отрицательное достоинство, разъезжая для собственного удовольствия, в качестве туристов, к числу которых могли не без гордости отнести себя и мы. Торопиться таким пассажирам было некуда.

Величина пароходов «американского» типа, дающая возможность принять довольно внушительное число классных пассажиров, продолжительные остановки на попутных пристанях, во время которых можно было посетить каждое селение – пункт остановки, замечательно низкий сравнительно с прочими пароходными обществами пассажирский тариф – все это привлекает на эти пароходы массу желающих воспользоваться их услугами туристов, а это последнее обстоятельство, в свою очередь, вызывает и в других стремление прокатиться по Волге именно на «Зевекинских» пароходах.


(Из очерка "По Каме и по Волге (Дорожные наброски и заметки)", автор Б-ов Н., опубликованного в "Пермских губернских ведомостях" 3, 4, 6, 11, 17 и 24 июня 1898 года. Источник: сайт Дом Пастернака)
Упоминаемые суда: Миссисипи, Ориноко.
Упоминаемые судовладельцы: Зевеке общество пароходства и торговли.