[1899.10.11] Условия перевозки пассажиров о-вом „Кавказ и Меркурий"

„Астр. Лист." сообщает следующие сведения об условиях перевозки пассажиров на пароходах Общ. „Кавказ и Меркурий". В понедельник, 11 октября, на дебаркадер Об-ва „К. и М.", у Бирючьей Косы, собралось человек до 40 пассажиров, между которыми были как лица, ехавшие по своим служебным делам, так и крестьяне-новобранцы,—отправляющиеся в г. Красный-Яр для вынутия жребия. Время прихода парохода с моря „Константина Кавоса" прошло. На вопрос пассажиров: скоро ли придет пароход?—агент ответил, что „сейчас". Но „сейчас" проходило. Наступила ночь. Ветер дул северо-западный и довольно холодный. В тесных каютах дебаркадера было свежо. Наконец—и утро. Пассажиры снова спрашивают агента, но ответ уже был другой, что пароход не придет до перемены или затишья ветра. Пассажиры ждут. У многих из них вышел хлеб. Часов около 10 утра 12-го числа агент послал косную на Бирючью Косу, которая часа через 2 привезла телеграмму. По получении последней агент предложил пассажи рам, желающим, "ехать на буксирном пароходе „Молодец", предупредив, что ни I, ни II классов на нем нет, и что „Молодец", встретив на дороге „Купца", пересадит их на последний. Но пассажиры, наголодавшись и назябшись, мирились со всеми неудобствами. Засуетились, вынесли свои вещи из кают; но не успели некоторые пассажиры взойти на пароход „Молодец", как раздался голос агента: „господа! идет „Купец", вернитесь". Вернулись. Прошло еще час. Вот „Купец" и у дебаркадера; было снова объявлено, что „классов" на нем нет. Запаслись пассажиры билетами от агента и сели. Свистнул „Купец" и быстро понесся к Астрахани. Пассажиры от холодного противного ветра прятались, кто куда мог. Были пассажиры и с детьми. „Холодно", кричат. Завернули их в шубы. Затем сердобольный матросик сжалился над пассажирами интеллигентными и впустил их в свою грязную, вонючую каюту в трюме на корме. Радости пассажиров не было и конца. Подали чай, обогрелись и пошла веселая беседа: „А что, матрос, часов в 8 веч. будем в Астрахани?"—„Раньше, барин". Но недолго радовались. Проехали Харбай, пароход наш остановился. Свистнул встречному пароходу „Ловец", и гг. капитаны в рупор заговорили. Капитан „Ловца":—„А что, я пройду там?" Капитан „Купца": „Да, пройдете. А мне за вами идти?" Кап. „Ловца": "Я не знаю. Как хотите". Кап. Купца: „Ну, я пойду". Радость пассажиров кончилась, пароход повернул и—их везут назад на Бирючью Косу, Но такое бесцеремонное обращение капитана с пассажирами, из которых многие не имели ни денег: ни хлеба, привело их в негодование. Пассажиры стали требовать ответа, зачем их назад везут, — резонились, что у многих и дела служебные, но тот буркнул: „мне нужно помогать „Ловцу". Некоторые стали просить хоть ссадить в Харбай, но и тут отказ. Говор стих. „Купец", обогнав „Ловца", прошел ниже -Харбая верст 10. Встречается ему купеческий пароход „Четыре бугра". Раздается с „Купца" свисток. Оба парохода останавливаются. Капитаны переговорили между собою. Затем „счалились", положили мостки: „пожалуйте, господа". Пассажиры стали спрашивать с капитана „Купца" деньги, так как командир „Четырех бугров" отказался признать меркурьевские билеты пассажиров за действительные на его пароход. Послышались просьбы к командиру „Купца": „Да вы, г. капитан, отдайте нам хоть по 50 коп!."—„Нет у меня денег. Я не брал вас и не знаю, какой дурак вам выдал билеты. А кто не хочет пересаживаться, тот пусть со мною едет". Человек 27 с деньгами пассажиров перешли на пароход „Четыре бугра", заплатив кто 70 коп., а кто 1 р. 20 и 1 р. 50 к., а остальные, не имеющие ни денег, ни хлеба, поехали обратно на дебаркадер Бирючьей Косы. Когда они прибыли в Астрахань, неизвестно. Об этом безобразии был составлен акт урядником 10 участка А. у. Когда же прекратятся эти безобразия гг. капитанов, для которых пассажиры хуже бессмысленных животных. Взять деньги, повести, а потом и возить их куда и как заблагорассудится командиру. При составлении акта, между прочим, выяснилось, что г. агент получил телеграмму, которою приказывалось пароходу „Купец" немедленно, оставив баржи с товарами, возвратиться в Астрахань для доставки пассажиров, следующих в морские города.


(Из журнала «Русское судоходство», 1899 год, № 210-211, стр. 100-101)
Упоминаемые суда: Константин Кавос, Купец, Четыре бугра.
Упоминаемые судовладельцы: «Кавказ и Меркурий», общество акционерное пароходное и торговое.